ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

Тема 10. Закулисье антигитлеровской коалиции: когда союзник – геостратегический антагонист

 

 

Геополитическая обстановка в преддверии Великой Отечественной войны словно под копирку обрисовывала черты ситуации кануна Первой мировой войны. Страны Океана вновь натравливали центральное государство Западной Европы – Германию на крупнейшую страну Континента – Россию. В своё время ещё О. фон Бисмарк заметил, что «Англия в войне употребляла европейские государства как “отличную пехоту”».

Столкнув мощные державы, полуконтинетальную Германию и континентальный СССР, англосаксы, следуя своей вековой геополитической тактике – загребать жар чужими руками – пострадали от инициированной ими войны меньше остальных участников, при этом выиграв значительно больше. С точки зрения классической геополитики такой пространственно-силовой расклад традиционен: противоборство стран Суши и Моря является константой.

 

Накануне Первой мировой войны член Государственного совета П. Н. Дурново пророчески предостерегал Николая Второго: «Любые жертвы и основное бремя войны, которое падёт на нас, и уготованная России роль тарана, пробивающего брешь в толще немецкой обороны, будут напрасными. Ибо мы воюем на стороне нашего геополитического противника – Великобритании, которая не допустит никаких серьёзных обретений».

Царское правительство, вопреки предупреждениям советников и некоторых военных, не учло геоисторических законов и, как следствие, страна получила Февральский переворот и развал Империи. Советское руководство учитывало закономерности геополитики, которую ещё в Российской империи принято было называть Высшей стратегией. Прекрасно осознавая, кто вооружал и натравливал гитлеровскую Германию на СССР, наше руководство также понимало, что вести войну в полной изоляции, да ещё и при возможном блоке англосаксонских стран с Рейхом, нашей стране будет крайне тяжело. В этих условиях советскому руководство буквально приходилось ходить по лезвию бритвы между явными врагами и действующими исподтишка их кукловодами – своими извечными геополитическими противниками.

Показательна в этой связи была позиция США накануне войны. Если бы Гитлеру удалось в результате многочисленных провокаций заставить СССР начать мобилизацию, то США и Англия, что стало известно благодаря советской разведке, выступили бы на стороне Рейха.

Политическая элита и некоторые финансовые круги Великобритании способствовали приходу нацистской партии во главе с Гитлером к власти не только руководствуясь императивами англосаксонской геополитики и капитала. В высших кругах Туманного Альбиона большой популярностью пользовалась идеология фашизма. Известно, что британский идеолог Х. С. Чемберлен являлся одним из основоположников расизма и, по словам Й. Геббельса, «пионером» нацизма. Как отмечает западный историк М. Саркисянц, влияние Чемберлена на Гитлера было огромным: он являлся разработчиком доктрины мирового господства имперской расы англичан и их братьев по крови немцев, именно он посвятил Гитлера в «спасители германской нации».

Симпатии к фашизму испытывали и члены английского королевского двора. Так, «Ромео Британии» Эдуард VIII, в 1936 году отказавшийся от престола ради любви, был женат на американке У. Симпсон, являвшейся агентом влияния Абвера. После заключения морганатического брака с американкой уже бывший король Англии поехал в Германию в гости к А. Гитлеру. Известно так же, что этого друга Третьего Рейха немцы встречали криками «Хайль Виндзор!», на что следовал ответный жест в виде вытянутой в нацистском приветствии руки. Германия была заинтересована в возвращении престола своему идеологическому единомышленнику, надеясь вернуть ему трон после своей победы.

Профашистские настроения находили и вполне конкретное политическое выражение. 10 мая 1941 г. в Шотландии приземлился второй официальный преемник Гитлера, обер-группенфюрер СС и СА – Р. Гесс. Цель его визита была заключить перемирие с братьями-арийцами по крови для совместных действий против СССР. По мнению ряда военных историков, в частности Л. А. Безыменского, «Гессу было поручено предпринять последнюю попытку создания единой общеевропейской коалиции». В Рейхе Р. Гесса устами Й. Геббельса объявили сумасшедшим, а в Англии по приказу У. Черчилля – военнопленным.

В. М. Молотов вспоминал, что И. В. Сталин по этому поводу иронически предложил сбросить Г. М. Маленкова на парашюте к Гитлеру «пусть, мол, усовестит его не нападать на СССР» (В. М. Молотов. Трагедия 1941-го. Причины катастрофы. – М.: Яуза, 2008.) Но и Иосиф Виссарионович, и Вячеслав Михайлович были убеждены, что полёт Р. Гесса был санкционирован лично А. Гитлером и согласован с кем-то в британском руководстве.

Уже будучи в состоянии войны с гитлеровской Германией английские политики разрабатывали планы военных действий против нашей страны. По данным британского историка Дж. Батлера, «12 июня Комитет начальников штабов решил принять меры, которые позволили бы без промедления нанести из Мосула силами средних бомбардировщиков удары по нефтеочистительным заводам Баку». Однако через полторы недели Германия напала на СССР и политическому руководству Великобритании пришлось выступить формальным союзником СССР.

Таким образом, возможность заключения военно-политического союза между США, Англией и Германией с началом Великой Отечественной войны была вполне реалистичной. Однако титаническими усилиями высшего руководства СССР во главе со Сталиным удалось сорвать эти планы путём создания Антигитлеровской коалиции. Антигитлеровская коалиция – союз государств и народов, сложившийся вокруг СССР с целью полного и окончательного разгрома коричневого блока государств (Третий Рейх, Италия, Япония, а также их сателлиты) и полного повсеместного искоренения фашизма во всех его формах и проявлениях.

Боевое братство по оружию между великими державами оказалось оправданным и существенно ускорило победу над фашисткой Германией. Установлению союзнических отношений Западных стран с СССР существенно способствовали те зарубежные лидеры, которые стояли на антифашистских позициях. Некоторые из них продолжали считать СССР врагом, но неприятие фашизма делало их способными к компромиссу с нашей страной. Так, уже 22 июня 1941 года премьер-министр Великобритании У. Черчилль, а 24 июня президент США Ф. Рузвельт заявили о решимости их государств оказать помощь Советской России. Сама по себе занятая США и Великобританией позиция свидетельствовала о том, что политика СССР, которая непосредственно предшествовала нападению на нас фашистов, была правильной. Никого в мире не убедили слова Гитлера и Геббельса, что агрессором в начавшейся войне является наша страна.

Публично выраженная готовность США и Великобритании поддержать нашу страну создавала реальную возможность создания Антигитлеровской коалиции. Сегодня в литературе процесс её формирования, как и многие другие страницы Великой Отечественной войны, как коростой, оброс чёрными мифами. Наиболее подлый из этих мифов сводится к тому, что Антигитлеровская коалиция стала детищем стран Запада, а СССР лишь присоединился к ней. В облегчённом варианте этот миф связывает зарождение Антигитлеровской коалиции с так называемой «Атлантической хартией». Местом её подписания стал принадлежащий британскому доминиону Канаде острове Ньюфаундленд. Произошло это знаковое событие 14 августа 1941 года.

Хотя СССР 24 сентября и присоединится к ней, считать «Атлантическую хартию» началом антигитлеровской коалиции невозможно. Она носила сугубо абстрактный характер и кроме либеральной мутно-розовой водички не содержала ничего конкретного. Одни слова о разоружении, самоопределении, разгроме стран-агрессоров, под которыми можно было понимать, в зависимости от ситуации, любую страну. Главным в документе было положение, согласно которому все страны – и победители и побеждённые, и большие и малые – будут на равных иметь доступ к мировой торговле и мировым сырьевым источникам. Вообще-то, поскольку не Германия, а СССР обладал огромными ресурсами, то ещё не известно, против кого было нацелено остриё этого документа. Во всяком случае, после войны прослеживаются попытки давления на нас с позиций «Атлантической хартии».

Более жёсткий вариант антисоветского мифа об Антигитлеровской коалиции возводит её формирование аж к 1939 году. Как ни странно, но этот миф имеет свою базу в таком серьёзном издании как Большая советская энциклопедия. В ней так и говорилось: «АНТИГИТЛЕРОВСКАЯ КОАЛИЦИЯ – союз государств и народов, боровшихся во второй мировой войне 1939—45 против агрессивного блока гитлеровской Германии, фашистской Италии, милитаристской Японии и их сателлитов». Хотя СССР в 1939 г. имел вооружённый конфликт с Японией, но в состоянии войны с ней не находился. А что касается Германии, то только ленивый либерал-западник не напомнит сегодня о «союзе двух диктаторов», «разделе старушки Европы» и «секретный протоколах».

Соответственно, «правильно» в препарированном виде такая трактовка позволяет отдавать инициативу создания Антигитлеровской коалиции Польше, Франции, Англии с её доминионами. При этом получается, что СССР лишь примкнул к этому почётному клубу борцов со злом. Да и то только потому, что подвергся гитлеровской агрессии, превратившей, тем самым, его из агрессора во второстепенного члена Антигитлеровской коалиции.

Разумеется, и в жёстком, и в «облегчённом» вариантах данный миф насквозь лжив. Прежде всего он не учитывает, что в 1933–1939 гг. именно наша страна находилась в авангарде создания системы коллективной безопасности. Но дело даже не в этом. Ни фактически ставшая в 1940 году частью коричневого рейха Франция, ни Англия, ни, тем более США со всеми британскими доминионами в придачу в масштабных боевых действиях с немцами замечены не были. Таким образом никакая антифашистская коалиция без СССР немыслима. И в силу всех этих, а так же некоторых других обстоятельств именно Советских Союз может считаться инициатором создания коалиции стран, направленной на полное уничтожение гитлеризма как опасного зигзага мировой истории.

Исключительно непреложная воля СССР, его руководства и всего советского народа к победе стала той движущей силой, которая сплотила народы в борьбе с коричневой чумой. С целью улучшения отношений с союзниками, СССР предпринял серьёзные шаги по пересмотру некоторых аспектов своей дипломатической деятельности, которые шли по линии сокращения активности Коминтерна, а также большей демократизации внешней политики и привлечения к контактам с зарубежными государствами общественных организаций и рядовых граждан. Кроме того, были осуществлены некоторые кадровые перестановки. В частности, в Наркомат иностранных дел был возвращён М. М. Литвинов, к которому весьма благосклонно относились определённые круги США, Англии и Франции, и который сам весьма благосклонно относился к этим странам, иногда – даже слишком благосклонно для советского дипломата.

Результатом умелых действий советских дипломатов стало заключение уже 12 июля 1941 г. советско-английского соглашения. Представляется, что именно его следует считать самым первым кирпичиком в фундаменте Антигитлеровской коалиции.

Одним из последующих шагов в направлении создания Антигитлеровской коалиции стало прошедшее в Москве с 29 сентября по 1 октября совещание. В нём приняли участие представители СССР, Англии и США. В ходе него страны-участники взяли на себя конкретные обязательства в военной сфере, связанные с ежемесячными поставками самолётов, танков, автомашин, военных материалов. Однако несмотря на заверения американской и английский сторон о том, что свои обязательства по поставкам СССР они выполнят в кратчайшие сроки – союзники не раз срывали их осуществление.

Договорённости имелись и в финансовой области. США предоставили Советскому Союзу беспроцентный кредит в 1 млрд. долларов. Причина таких щедрот была, увы, чисто прагматической. США были заинтересованы «удержать русских в войне», которые должны были нести тягло войны за них. Американский истеблишмент шёл навстречу нашей стране, руководствуясь принципом: «оборона СССР важна для обороны Соединённых Штатов». Начальник штаба американской армии генерал Дж. Маршалл отмечал, что в 1941 г. «решающим фактором для страны было время. Советский Союз купил… это время для нас ценою своей крови и отваги».

Сложнее было договориться по участию наших союзников в реальных боевых действиях против общего врага. Так, в начале сентября 1941 г. И. В. Сталин поднял вопрос об открытии «второго фронта» в Европе. В письме к Черчиллю он убеждал его поторопиться: «Мне кажется, что Англия могла бы без риска высадить 25–30 дивизий в Архангельск или перевести их через Иран в южные районы СССР для военного сотрудничества с советскими войсками на территории СССР по примеру того, как это имело место в прошлую войну во Франции. Это была бы большая помощь». Но это было не в интересах Великобритании, которой надо было максимально вымотать Советский Союз, «сражаясь до последнего русского солдата». Как объяснял это сам У. Черчилль: «У России никогда не было недостатка в людских ресурсах, и сейчас у неё имеются миллионы обученных солдат, для которых требуется современное вооружение».

Тем не менее, отдельные совместные боевые операции удалось согласовать уже в 1941 году. Так было, например, с вопросом о предотвращении вступлении Ирана в войну на стороне Третьего Рейха. Значение этой страны для СССР в стратегическом отношении сложно переоценить. В геополитике его наряду с некоторыми другими государствами называют «мягким подбрюшьем» континентальной России. Иран ещё со времён Большой игры (геополитического противостояния Англии и России на гипотетических сухопутных путях в Индию) представлял огромное значение как внешний, защитный геополитический пояс России. Существует информация, что в 1940 году Гитлер, пытаясь сыграть на антагонизме англосаксов и СССР, намеревался склонить руководство нашей страны к военно-политическому союзу, предлагая по сути, выход к Персидскому заливу и Индийскому океану. Но И. В. Сталин напрочь отверг предложения фашистов.

В 1925 году в результате переворота новым шахом Персии стал представитель националистических профашистских групп Реза Пехлеви. С приходом к власти Гитлера отношения между ариями Германии и их «зороастрийскими братьями» укрепились. По рекомендации фюрера в 1935 г. шах Реза переименовал Персию – в Иран («страну ариев»).

К началу Второй мировой войны Иран превратился в форпост Третьего Рейха на Ближнем Востоке. Его транспортная и нефтяная инфраструктуры могли быть использована и против СССР, и против Великобритании. Вооружённые силы фашистской Германии, воевавшие в Северной Африке, угрожали британским колониям на Ближнем Востоке. Одновременно военное сотрудничество Третьего Рейха с Ираном ставило под удар Советский Азербайджан с его нефтепромыслами. Нельзя также сбрасывать со счетов, что прорыв Вермахта к Баку, а оттуда дальше к Дербенту и Астрахани стал бы сигналом для турецких властей немедленно присоединяться к войне против СССР, а заодно, возможно, и против Великобритании.

Общая стратегическая проблема сблизила Континентальную и Морскую империи. С началом Великой Отечественной войны начался процесс советско-английских переговоров по иранской проблеме на дипломатическом и высшем военном уровнях. В итоге был разработан план совместной советско-английской операции под кодовым названием «Согласие». По этому плану фактически возвращалось геополитическое статус-кво времён Российской империи: советские войска должны были занять север Ирана, а юг переходил под контроль Великобритании.

Важно подчеркнуть, что эта мера рассматривалась как временная, имевшая целью обеспечить безопасность двух держав от фашистской военной угрозы. План «Согласие» не предусматривал раздел страны.

СССР направил в Иран для проведения операции две армии из состава ЗакВО, одну из Среднеазиатского военного округа (САВО) в июле 1941 года. В операции использовались также корабли Каспийской военной флотилии. Великобритания, в свою очередь, выставила армейскую группу, дислоцировавшуюся в Ираке. В операции были задействованы британские ВМС.

Однако прежде, чем идти на крайние меры, СССР и Великобритания пытались решить вопрос дипломатическим путём. 16 августа 1941 года СССР передал ноту Тегерану с требованием немедленной высылки всех подданных Третьего рейха с территории Ирана, а также предоставить базы для советско-британского контингента. Правительство Пехлеви отказалось выполнять эти требования, проведя мобилизацию.

Ввод советских войск в Иран имел и правовые основания. Согласно советско-иранскому договору 1921 года советская сторона могла ввести войска в Персию в случае возникновения военной угрозы. Об этом СССР ещё раз напомнил иранскому шаху в ноте 25 августа 1941 г. После этого извещения, союзники приступили к выполнению операции «Согласие». Она была проведена блестяще за несколько дней. 29 августа иранская армия капитулировала перед британскими войсками, на следующий день – перед Красной Армией.

8 сентября 1941 года состоялось подписание соглашения, согласно которому, Иран был разделён на советскую и британскую оккупационные зоны. Новый шах Ирана выслал из страны подданных Германии и её стран-союзниц ей стран. В этом ему помогли спецслужбы СССР и Великобритании. Также был подписан договор о нейтралитете Ирана, который обязывался не препятствовать военному транзиту стран Антигитлеровской коалиции.

Сближение позиций сторон продолжилось и в следующем году, когда уже стало ясно, что германские планы блицкрига Красной Армией окончательно сорваны. Так, 1 января 1942 г. 26-ю государствами, в числе которых были СССР, США и Великобритания была подписана Декларация, ознаменовавшая создание военного союза государств, борющихся с фашизмом – ядра антигитлеровской коалиции.

Благодаря усилиям советских дипломатов и лично И. В. Сталина в октябре 1943 года в Москве прошло совещание министров иностранных дел трех великих держав. Само место проведения указывало признание руководящей роли Советского Союза в Антигитлеровской коалиции. На правах хозяев советские послы во главе с В. М. Молотовым очертили круг военных вопросов, рассмотрение которых для американцев и англичан было нежелательным. Речь шла о сокращении сроков войны против Германии и ее сателлитов активными совместными военными операциями. В результате дипломатических боёв под натиском советской стороны проводники линии «непрямых действий» потерпели поражение.

Важным итогом совещания стало подписание «Декларации четырех государств по вопросу о всеобщей безопасности», подписанный представителями СССР, Великобритании, США и Китая. В ней содержались основополагающие принципы будущих действий:

1. Союзники будут вести войну против своих соответственных врагов до тех пор, пока противник не сложит оружия и безоговорочно капитулирует;

2. По завершении войны усилия союзных держав будут направлены на обеспечение мира и безопасности;

3. В возможно короткий срок будет учреждена Международная организация для поддержания мира и безопасности;

4. По окончании войны союзники не будут применять своих вооруженных сил на территории других государств, кроме как после совместной консультации и для целей, предусмотренных в этой декларации.

Сложно переоценить важность этого документа, заложившего основу будущей Организации Объединенных Наций.

В ходе переговоров СССР последовательно выступал за восстановление Франции в качестве великой державы и за включение её в состав комиссии наряду с СССР, США и Великобританией. Однако США, следуя геостратегической концепции Х. Маккиндера, стремились превратить Францию в «предмостное укрепление» для своих войск. Франция и её богатые колонии прельщали американских империалистов. Правительство Советского Союза твёрдо стояло на позициях защиты суверенитета и свободы выбора политического и социального устройства всех народов.

Немаловажным событием стало принятие «Декларации об ответственности гитлеровцев за совершенные зверства» от 30 октября 1943 г. На конференции министров иностранных дел нашими дипломатами были прозондированы позиции союзников по основным вопросам послевоенного мироустройства, которые впоследствии обсуждались на конференции в Иране.

Важной вехой в развитии межсоюзнических отношений стала работавшая с 28 ноября по 1 декабря 1943 года Тегеранская конференция. Она проходила в благоприятных для СССР условиях, после целого ряда побед на Восточном фронте. Выбор места её проведения стал предметом серьёзных дискуссий между руководством СССР и союзниками, которые предлагали более удобные для себя варианты. И. В. Сталин занял жёсткую и принципиальную линию. Тегеран находился вблизи советских границ, поэтому могла быть обеспечена надежная связь со Ставкой. Как верно заметили авторы двенадцатитомного издания «Великая Отечественная война 1941–1945 годов» (М. 2015) «И. В. Сталин сумел настоять на своем выборе, что говорило не столько о его дипломатическом искусстве, сколько о новом авторитете СССР, с которым приходилось считаться его западным партнерам». В столице Ирана советскими военными специалистами были предприняты беспрецедентные меры безопасности.

«Коренной перелом» повлиял на изменение отношения президента США к Советскому Союзу, увидевшего, что Россия стала в ряд великих мировых держав, на что она давно имела право. Ф. Д. Рузвельт стремился улучшить и укрепить отношения с СССР и лично с И. В. Сталиным. Во время конференции он переехал в главное здание посольства СССР, что обеспечило возможность тайных встреч и переговоров с главой Советского Союза.

И это возымело плоды: в беседе с американским послом А. Гарриманом Верховный главнокомандующий СССР признался ему, что хорошо узнал Ф. Рузвельта и комфортно чувствовал себя в его обществе. Важно подчеркнуть, что Ф. Рузвельт в процессе напряжённейших переговоров выступал против агрессивной линии непримиримого У. Черчилля, пытавшегося сбить курс политики тесного сотрудничества с СССР. Тегеранскую конференцию можно по праву назвать дипломатическим Сталинградом Иосифа Виссарионовича.

В Тегеране США и Англия продолжили линию, обозначенную ранее на Московском совещании, выступив с планом расчленения послевоенной Германии на пять государств. Как и после Первой мировой войны предлагалось передать Рур и Саар под международный контроль. Советский Союз твёрдо и последовательно отстаивал позицию, согласно которой «Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остаётся». Наша страна выступала за развитие единой Германии как миролюбивого и демократического государства.

Определённое внимание участники конференции уделили дальневосточной проблеме. Рузвельт предложил создать в Советском Приморье базы для 1000 американских бомбардировщиков. И. В. Сталин подчеркнул, что Советский Союз вступит в войну с Японией лишь после освобождения Европы и разгрома фашисткой Германии.

Наибольшие разногласия между странами-участницами вызвал вопрос о Втором фронте. Руководство СССР выступило в пользу открытия Второго фронта во Франции в 1944 г. Хотя к концу 1943 г. СССР мог освободить Европу без него, но речь шла о другом – сохранении миллионов жизней граждан СССР: военных, мирных жителей на оккупированных территориях, пленных. Англичане, наоборот, всячески не соглашались с открытием Второго фронта в Северной Франции. Вместо этого они готовы были вести боевые действия на второстепенных направлениях, в особенности на тех, которые отрезали СССР от Ближнего Востока и Балкан. Более того, англичане готовы были предоставить ограниченный военный контингент для «защиты» кавказских нефтепромыслов. Вот интересно, от кого хитроумные бритты собирались защищать нефть Кавказа? Ушли бы они, когда наша армия погнала бы гитлеровцев на Запад? И, тем не менее, согласие на открытие к 1 мая 1944 года Второго фронта на Севере Франции было достигнуто, что нашло отражение в «Декларации трёх держав» и стало главным достижением Тегеранской конференции.

Увы, как и следовало ожидать, союзники и на этот раз не сдержали данное слово. Хотя операция по высадке их войск в Нормандии всё же началась, но произошло это с серьёзным опозданием – только 6 июня 1944 года. Эта операция получила название «Оверлорд».

Вопросы дальнейшего сотрудничества, особенно после войны, рассматривались в феврале 1945 года на Крымской (Ялтинской) конференции. На ней были согласованы действия великих держав по окончательному разгрому Рейха и по тому новому мировому порядку, который побеждённой Германии придётся принять от своих победителей.

Любитель образных сравнений У. Черчилль предложил назвать эту конференцию кодовым словом «Аргонавт», ассоциируя британскую и американскую делегации с потомками представителей древней цивилизации Моря, древними греками-аргонавтами, которые прославились грабительским походом на Черное море за легендарным золотым руном. В качестве вожделенной золотой шкуры, которую союзники пытались выпросить у «царя Колхиды» (И. В. Сталина) – выступала поддержка СССР союзников в деле разгрома Германии и Японии.

В Ялте были определены границы будущих зон оккупации Германии. США, как и прежде настаивали на жёстких и даже жестоких мерах по отношению к Германии, что нашло отражение в так называемом «плане Моргентау» (по имени его разработчика– американского министра финансов г. Моргентау). Американцы, как и после Первой мировой войны хотели поставить Германию на колени, превратив её в аграрную страну. План предусматривал расчленение страны, уничтожение её промышленности, унижение немецкого народа. Представители великих демократий не стеснялись человеконенавистнических выражений, отзываясь о немецком народе как «большом безумце», с которым «нет решительно никаких оснований для мягкого обращения». Черчилль поддержал этот план по расправе с германским народом. Однако точку в этом вопросом поставил СССР, который имел поддержку в освобождённых странах Европы, где получили широкое распространение левые политические течения. Советская сторона отстояла идею единой, миролюбивой Германии с демократическим режимом.

На конференции было принято решение о создании ООН. Было достигнуто соглашение о сроках вступления СССР в войну после окончания войны в Европе на условиях восстановления принадлежавших России прав на Южный Сахалин и передачи Курильских островов. Некоторые американские историки и отечественные историки-публицисты изображают это как «плату» за участие СССР в войне с Японией. Однако это не так. Решение о возвращении СССР территорий на Дальнем Востоке было ничем иным как конкретизацией общих принципов политики Антигитлеровской коалиции в отношении Японии, что нашло отражение в упоминавшийся ранее Каирской декларации 1 декабря 1943 г.

Трудно переоценить значение Ялтинской конференции и достижения на ней советской дипломатии. Последний раз на ней встретились в полном составе лидеры СССР, США и Англии, которые реально возглавляли свои страны в самые страшные годы войны. Именно в ходе неё будет сделана их совместная фотография, которая стала своего рода классикой жанра. Позже она была воспроизведена даже на монетах некоторых подвластного Британии Гибралтара.

Первым «боевые ряды» покинул президент США Ф. Рузвельт, который 12 апреля 1945 года умрёт при загадочных обстоятельствах. За 11 дней до этого Франклин Делано на объединенной сессии Конгресса выступил с программой создания нового полицентричного миропорядка, исключавшего возникновение новых войн: «Мир, который мы строим, не может быть американским или британским миром, русским, французским или китайским миром. Он не может быть миром больших или миром малых стран. Он должен быть миром, базирующимся на совместных усилиях всех стран». Президент США предлагал на корню пресечь опасные глобализа-торские амбиции: «конец системы односторонних действий, замкнутых блоков, сфер влияния, баланса сил и всех этих и подобных методов, которые использовались веками и всегда безуспешно» (Цит. По: Л. А. Безыменский, В. М. Фалин. Кто развязал «холодную войну». Свидетельствуют документы // Открывая новые страницы…Международные вопросы: события и люди /Сост. Н. В. Попов. – Москва.: Политиздат, 1989. С. 109–121).

Эти идеи органично дополняли разработанный Рузвельтом ранее «план четырёх полицейских», согласно которому две крупнейшие континентальные державы – СССР и Китай вместе с двумя крупнейшими океаническими странами – США и Великобританией создают подобие всемирного совета директоров, который должен был обеспечивать мир и оказывать противодействие агрессивным устремлениям любых других стран. Но это, безупречное с точки зрения мировой классической геополитики решение проблемы генезиса войн, не устраивало американскую военщину и элиты, наживавшихся на бедах человечества. В преддверие принятия важных решений в Потсдаме Ф. Рузвельт, большой гуманист и союзник И. В. Сталина по ряду важных стратегических вопросов, ушёл не только с политической арены, но и из жизни.

На предложения Сталина прислать советских специалистов, чтобы прояснить причины смерти своего надёжного политического партнёра, новый американский лидер Г. Трумэн ответил отказом. Как говорилось выше, Г. Трумэн был ярко выраженным ненавистником СССР. Лучшей кандидатуры для развязывания холодной войны сложно представить. Едва придя к власти, на совещании в Белом доме 23 апреля 1945 г. он заявил, что советско-американское сотрудничество нужно срочно ломать и решать проблемы без согласования с СССР.

Позже на выборах потерпит поражение У. Черчилль – так сограждане отблагодарят его за спасение их острова от нацистского вторжения. «Последним из могикан» останется И. В. Сталин. Именно ему придётся отстаивать традиции былого братства по оружию на Потсдамской конференции. На ней от США за столом переговоров будет восседать Г. Трумэн, а вскоре после начала конференции её покинет проигравший выборы Черчилль. Его место за столом переговоров займёт мало кому известный в мире, но нахрапистый «социалист» (лидер лейбористов) Климент Эттли. Потсдамская конференция войдёт в историю как последняя, на которой правители стран Антигитлеровской коалиции встретились как союзники.

Потсдамская конференция проходила уже после поражения нацистов с 17 июля по 2 августа 1945 года. Фактически, эта была первая конференция эпохи холодной войны Запада против СССР, но об этом речь пойдёт ниже. Посвящена конференция была преимущественно вопросам послевоенного урегулирования в мире. В центре внимания был германский вопрос. С трудом уступив Советскому Союзу и согласившись не расчленять Германию, Западные страны, тем не менее, настояли на разделе военных зон оккупации. В дальнейшем именно это решение станет базой раздела Германии на ФРГ и ГДР. Также Германия должна была выплатить серьёзные репарации, половина которых, на сумму 10 млрд. долларов, полагалась СССР.

Ещё одним трудным вопросом на конференции станет вопрос о судьбе стран Восточной Европы. Они делились на две группы. В первую входили страны – жертвы нацистской агрессии (Польша, Чехословакия и др.). Здесь особенно тяжело решался польский вопрос. Сталину удалось настоять на том, чтобы советско-польская граница прошла примерно по линии Керзона, т. е. были признаны новые границы СССР 1939 года. В свою очередь западные границы Польши расширялись. Ей передавались все земли до Одера, в древности, населённые славянами. Кроме того, Сталин настоял, чтобы польское правительство – которое мыслилось и станет коалиционным – было создано на базе польского народного правительства, а не той группы британских марионеток, которые назывались «польским Лондонским правительством в изгнании». (Будет нелишним напомнить, что вскоре после нацистского нападения на Польшу, эти деятели бросили свой народ и припустили за границу. Тем самым они утратили и юридическое, и, главное, моральное право, претендовать на руководство страной, брошенной в чёрный для неё час. В годы войны разными провокациями лондонские поляки всячески мешали советско-британскому сближению.)

Ещё сложнее шло урегулирование судьбы Восточно-Европейских стран, которые по вине своих правительств в годы войны какое-то время были союзниками Германии. Это, например, такие государства, как Венгрия и Болгария. Страны Запада начали оказывать на них нажим и предпринимать дискриминационные меры. Рычагами давления становятся отказ стран Запада заключать с ними договоры, требования демократических выборов и другие демагогические приёмы. Советский Союз стал гарантом их независимости, экономической и политической стабильности.

В последние годы много говорится о том, что существенным моментом в развитии сотрудничества между великими державами в борьбе с фашизмом стала экономическая помощь, оказанная Советскому Союзу Америкой и Великобританией. О военной помощи со стороны этих стран говорилось и в советское время.

Вопрос о военной помощи союзников является одним из наиболее дискуссионных для военных историков. В частности, дискутируется размер этой помощи и её роль в отражении СССР фашистской агрессии. Уже в прошедшие годы зарубежные авторы резко переоценивали её роль. Их советские коллегии, наоборот, стремились преуменьшить вклад осуществлявшихся союзниками поставок в дело победы над общим врагом. В наши дни эти споры не только не утихли, но и приобрели ещё большую ожесточённость.

Похоже, экономическое сотрудничество военного времени не может быть оценено однозначно. Да, поставки по ленд-лизу были весьма существенны. Так, союзники поставили до 70 % автомобилей, имевшихся на вооружении советской армии, 12 % танков, 10 % самолётов. В то же время, общий объём поставок не превысил 4 % от советского военного производства. Вместе тем, не столь уж принципиально, насколько велики были поставки нам со стороны США и Англии. Принципиально важно понять, а можно ли вообще эти поставки назвать ПОМОЩЬЮ? Ведь, как известно, мы платили за всё предоставляемое нам. Ленд-лиз – это обычная аренда, а за аренду приходится платить! Кроме того, отдельные американские корпорации в период войны продолжали сотрудничество с Рейхом. То есть, по сути, мы имеем дело не с помощью, а очень выгодным для союзников гешефтом. Одни американские фирмы продают официально свою продукцию нам, другие, нелегально – нашим врагам. А на линии фронта оба потока военных поставок «made in USA» встречаются вновь, сея разрушение и смерть среди русских и немцев во славу Америки!

Известно так же, что (даже на полуофициальном уровне) самими лидерами западных стран их «помощь» СССР оценивалась как «акт рассчитанного своекорыстия». Это означало, что целью союзников было не облегчить страдания советских людей, а как можно дольше сохранять Восточный фронт и не дать Германии перебросить свои силы против Англии или на Африканский континент. Когда потребность в жизнях советских солдат отпала, были прекращены и разрекламированные поставки нам. Причём сделано это было в свойственной Трумэну циничной форме. Уже 11 мая 1945 года он без предупреждения издал директиву, запрещающую поставки в СССР по ленд-лизу. Погрузка военных товаров в портах США была остановлена, а те корабли, что находились уже в пути, развёрнуты назад. Правда, американские военные прочистили своему президенту мозги – они надеялись получить нашу помощь в борьбе с Японией. Поставки возобновились, но ненадолго – в августе помощь была свёрнута окончательно.

Уже приведённые факты по ленд-лизу показывают, что становление Антигитлеровской коалиции шло далеко не так гладко, как хотелось бы СССР. В чём следует видеть причину такого положения? Многие сегодня говорят о подозрительности Сталина, его византийском стиле руководства, двуличии. Все подобные суждения носят исключительно оценочный, никоем образом не фактический характер. Факты говорят об обратном. Советская позиция в своих основных элементах была честной, открытой и последовательной. На протяжении всей войны СССР не вёл и отрицал саму возможность сепаратного мира за спиной союзников. Совершенно очевидно, что Сталин стремился реабилитировать в этом отношении страну после Брестского мира. А вот среди «союзников» настроения царили разные…

В то же время известны слова Г. Трумэна, который на начальных этапах войны, будучи ещё сенатором сказал буквально следующее: «Если мы увидим, что побеждает Германия, мы должны будем помогать России. А если будет побеждать Россия, мы должны будем помогать Германии, и пусть они убивают друг друга». Это не миф советской пропаганды, а цитата из монографии ярого антисталиниста и русофоба, современного американского автора Лоуренса Риса. А он сам её цитирует по штатовским газетам военной поры. Сегодня нам известно, что очень близкую позицию к Трумэну-сенатору занимал в тот период и глава британского кабинета Черчилль. Причём эти два ястреба на фоне некоторых других Западных деятелей выглядят чуть ли не голубками. Вот что рассказывает в своей книге «Трагедия 1941 года» российский историк, разведчик А. Б. Мартиросян:

«…Ещё в самый разгар Второй мировой войны из-под пера тесно связанного с Королевскими институтом международных отношений и британской разведкой директора Лондонской Экономической Школы, члена Комитета 300 состава 30–40 гг. XX в., влиятельнейшего геополитика англосаксонского Запада, на идеях которого базируются все концепции по установлению мирового господства англосаксов, – Джона Хэлфорда Маккиндера, – вышла уникальная по беспрецедентной агрессивности по отношению к фактически в одиночку ведшему смертельную борьбу с нацизмом СССР статья под названием «Круглая Земля и Выигрыш Мира». От имени ещё ничего существенного не сделавшего для разгрома нацизма англосаксонского Запада, в том числе и Великобритании, Маккиндер открыто указал: «Наш следующий враг – Советский Союз!». По сути дела, она была не чем иным, как выдающейся по своему коварству геополитической инструкцией всей правящей элите англосаксонского Запада по вопросу, что и как делать дальше».

Конечно, в 1943 году, когда эти строки Маккиндера были опубликованы, очень немногие знали, что союзники уже готовят идеологическую основу грядущего очередного крестового похода против России – СССР. Поэтому в основном наши отношения отягощала нерешённость каких-либо практических вопросов.

Перспектива превращения СССР в Сверхдержаву после войны пугала англо-саксов, лелеющих планы заветной глобальной гегемонии. В апреле 1945 г. У. Черчилль совместно с британскими генералами приступил к разработке поражающего своим цинизмом плана под названием «Немыслимое». К 22 мая он был готов.

Согласно замыслам вождя Туманного Альбиона 1 июля 1945 года американские, британские, канадские силы, польский экспедиционный корпус и 10–12 немецких дивизий (это около 2-х миллионов фашистов), которые располагались в Шлезвиг-Гольштейне и в южной Дании должны выступить против Красной Армии. Основная цель декларировалась следующим образом: «навязать русским волю Соединенных Штатов и Британской империи. Хотя “воля” двух стран и может рассматриваться как дело, напрямую касающееся лишь Польши, из этого вовсе не следует, что степень нашего вовлечения (в конфликт) непременно будет ограниченной».

Благодаря действию нашей разведки, в частности Кембриджской пятёрки, замыслы безумцев стали сразу же известны Сталину. По его приказу за пару дней до дня «Ч» Г. К. Жуков произвёл передислокацию советских войск в Германии, чем (в прямом смысле) спутал Черчиллю все карты. Войны тогда удалось избежать. Третьей мировой войны тогда удалось избежать. Но этот документ можно трактовать как объявление холодной войны нашей многострадальной стране. По крайней мере поводов предположить, что Запад затеял против нас холодную войну задолго до 5 марта 1946 года (официальная дата её начала), предостаточно.

Не отставали от своей старшей сестры и США. Буквально на следующий день после официального завершения Второй мировой войны – 4 сентября 1945 г. в США был издан меморандум объединенного разведывательного комитета (ОРК) № 329. В нём ставились чудовищные задачи по ликвидации СССР: «Отобрать приблизительно 20 надежных целей, пригодных для стратегической атомной бомбардировки в СССР и на контролируемой им территории». В пояснении цели конкретизировались более детально: они «представляют собой ряд смешанно-индустриальных районов, на которые приходится высшая концентрация научных и исследовательских промышленных предприятий, основной правительственный и управленческий аппарат. Этот выбор обеспечит максимальное использование возможностей атомного оружия» Конкретней, объектами атомной бомбардировки должны были стать: Москва, Горький, Куйбышев, Свердловск, Новосибирск, Омск, Саратов, Казань, Ленинград, Баку, Ташкент, Челябинск, Нижний Тагил, Магнитогорск, Пермь, Тбилиси, Новокузнецк, Грозный, Иркутск, Ярославль! Такая уверенность в своих силах подкреплялась многочисленными докладами американских экспертов о слабости СССР, вытянувшего на себе борьбу с мировым фашизмом.

Намётки уточнялись и дополнялись в планах 329/1 (3 декабря 1945 г.) и 432/д (14 декабря 1945 г.), причем в последнем без обиняков заявлялось, что у американской стороны «решающее» преимущество, поскольку «в настоящее время СССР не располагает возможностью причинить аналогичные разрушения промышленности США».

Вопросы для самостоятельной работы по теме

  1. Какие геополитические противоречия были у будущих союзников по Антигитлеровской коалиции и были ли они решены в ходе войны?
  2. Сформулируйте основные проблемы, которые обсуждались на конференциях стран-участниц Антигитлеровской коалиции. Какие из них были наиболее дискуссионными и почему?
  3. Почему некоторые элиты в союзных нашей стране Великобритании и США стремились заключить сепаратный мир с Германией?
  4. Почему в ходе Второй мировой войны был сформирован план холодной войны и что можно считать её отправной точкой?

Поиск

Поделиться:

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru