ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

Тема 8. Коренной перелом в войне

 

 

Сталинградская битва является важнейшим, определяющим событием Великой Отечественной и Второй мировой войн. Советское руководство уделяло особое внимание сталинградскому направлению, поскольку оно обеспечивало фланг и тыл центральной группировки войск Красной Армии, прикрывавшей московское направление. Кроме того, со стороны Сталинграда можно было нанести удар в тыл наступавшей на Кавказ немецкой армии.

В стратегических планах немецкого командования летней кампании 1942 года захват Сталинграда, крупного индустриального центра, имел первостепенное значение. Во-первых, левобережье Волги связывало южные районы СССР с центром. Во-вторых, это позволило бы обезопасить фашистские войска, наступавшие на Кавказ. И, наконец, этой операции придавалось большое идеологическое значение – город носил имя Сталина. Перед 6-й армией Вермахта стояла задача укрепиться в большой излучине Дона и с ходу овладеть Сталинградом. Однако немцев ждал сюрприз – Сталинградский фронт.

Проведение Сталинградской оборонительной операции, по замыслу советского главнокомандования, должно было остановить врага и не допустить его выход к Волге. Это позволило бы выиграть время для подготовки стратегических резервов с целью последующего перехода в контрнаступление.

Оборонительный этап Сталинградской битвы начался 17 июля 1942 года. Сталин ещё в 1941 году предвидел бросок врага к Волге и начал исподволь готовить оборону города.

С современной историографии такими авторами, как Ю. Мухин и А. Мартиросян, высказывается предположение, что с весны 1942 года немцев преднамеренно заманивали вглубь советской территории, чтобы приготовить им в сердце России окончательный и бесповоротный разгром. В поддержку своих выводов авторы приводят убедительные аргументы. Среди них – слова самих немецких генералов, которые чётко отмечают в своих мемуарах изменившийся характер действий советских войск. Теперь они уже не позволяли окружать себя, как это было в 1941 году, а умело выходили из-под удара и возможного окружения, отвечали умелыми контратаками. А когда известная ещё со скифских времён, если не раньше, тактика заманивая врага в степи была выполнена, 28 июля 1942 года Сталин издал знаменитый приказ № 227. Фальсификаторы истории очень любят набрасываться на него. В чём же дело?

Уже в то время приказ № 227 стал известен как приказ «Ни шагу назад!». В войсках его встретили с воодушевлением. Ветераны Великой Отечественной войны до сих пор с уважением вспоминают о нём, поскольку он «сыграл очень важную роль в укреплении духа советских воинов, организационном совершенствовании всех звеньев вооруженных сил, существенном повышении стойкости обороны. Он донес тогда почти до каждого солдата и воинского подразделения суровую правду о «грозной опасности, нависшей над Родиной»» (Великая Отечественная война 1941–1945 гг. – М.: «Кучково поле», 2015).

Однако некоторые историки считают этот приказ чрезмерно жестоким, игнорируя опыт истории войн России и войн других государств. Такие жёсткие, но необходимые меры принимались и во время Первой мировой войны. В частности, перед началом битвы на Марне французским главнокомандующим Ж. Жоффром был издал приказ: «Во что бы то ни стало удерживать захваченное ею пространство и погибнуть на месте, но не отступать»; в 1915 году Верховный главнокомандующий Российской империи великий князь Николай Николаевич отдал знакомый приказ «Ни шагу назад». Во время контрнаступления советских войск под Москвой в декабре 1941 года Гитлер, видя как рушится вся стратегия «Барбароссы», издал приказ: любой ценой удерживать занимаемые позиции.

Не довольны приказом № 227 сочинители чёрных мифов. Дело в том, что с ним связывают появление т. н. штрафбатов и заградотрядов. При этом снова забывая, что это тоже имело место быть в исторической практике. Ещё прославленный участник Первой мировой, генерал А. А. Брусилов, в то время командующий 8-й армией, выступил инициатором создания заградительных отрядов, ведших огонь по частям, самовольно оставляющим занимаемые позиции. Аналогичные меры были предприняты и в немецкой армии после зимнего отступления 1941 г. под напором советских войск.

Картина в сочинениях нынешних провокаторов получается фантасмагорическая. Если слушать отельных авторов, то можно подумать, будто позади оборонявшихся советских частей стояли комиссары и энкавэдэшники и расстреливали всех, кто отступал. А выживших отправляли в штрафбаты, где уцелеть у них шансов уже не было. Об этом сейчас не только пишут. Увы, редкий современный фильм о войне обходится без баек о штрафниках или заградотрядах.

В действительности всё, конечно, было не так. В последние годы появилось несколько солидных научных и научно-популярных книг, где говорится правда и о приказе № 227 и о самой Сталинградской битве. А вот некоторые цифры. За годы Великой Отечественной войны людей, надевших военную форму, было около 35 миллионов. Из них в штрафные части оказалось направлено чуть более 1 %! Тем самым о каком-то решающем вкладе штрафников говорить не приходится. Вместе с тем почти всё они героически сражались, многие из них после войны вернулись домой с боевыми наградами, что разрушает ещё одну часть чёрного мифа о штрафбатах, будто они комплектовались смертниками – смертники домой не возвращаются и мемуаров не пишут.

Столь же дутым на проверку оказывается чёрный миф о заградительных отрядах. До сих пор ни один критик не смог найти ни одного факта расстрела заградотрядами отступавших войск. Ни одного!

Приказ № 227 запрещал самовольный отход максимум командирам дивизий. Всё, что было выше уровнем, например, командование корпуса могло принять решения на отвод подчинённых частей.

23 августа 1942 г. немецким танкам удалось прорваться к Волге. Одновременно с этим Сталинград был подвергнут массированной бомбардировке с воздуха всей авиацией 4-го воздушного флота. Бомбы сбрасывались на жилые кварталы; на мирных жителей, в спешке переправлявшихся через Волгу. Была разрушена система городского обеспечения, связь со столицей была нарушена. Город, объятый пламенем, был превращен в руины. Положение усугублялось тем обстоятельством, что в Сталинград являлся пунктом приёма эвакуированных. Среди них был большой процент детей дошкольного возраста (свыше десяти тысяч). Тут же находился в эвакуации Всесоюзный пионерский лагерь «Артек». Даже боевые действия не остановили процесс эвакуации в Сталинградскую область. На следующий день после тотальной бомбардировки города Сталинградский городской комитет обороны издал постановление об эвакуации стариков, женщин и детей на левый берег реки Волги. Массовая эвакуация людей и предприятий началась с 29 августа.

С горбачёвских времён в историографию был внедрён грязный миф о том, что Верховный главнокомандующий И. В. Сталин якобы запретил эвакуацию мирного населения Сталинграда. При этом никаких документальных подтверждений (правительственных документов, указов или директив И. В. Сталина, которые бы запрещали эвакуацию населения Сталинграда) хулители нашего прошлого не предъявили – их просто никогда не было и нет. Поэтому фальсификаторы довольствуются подтасовками фактов и прямыми вымыслами.

Известно, что полуправда – хуже лжи. В качестве аргумента фальсификаторы приводят телефонный разговор, который состоялся ночью 20 июля 1942 г. между И. В. Сталиным и первым секретарем Сталинградского обкома ВКП(б), председателем городского комитета обороны А. С. Чуяновым. В ходе него Верховный главнокомандующий потребовал передать командующему Военного округа приказ срочно вернуться и заняться обороной города. А лично Чаянову было поручено бороться с дезорганизаторами и паникерами. Главой Советского государства была чётко обозначена принципиальная позиция – Сталинград не будет сдан врагу.

Содержание этой беседы быстро распространилось среди актива города и области. Но какое отношение борьба с паническими настроениями имеет к запрету на эвакуацию населения Сталинграда? Все желающие могли вполне законно покинуть город. Запрета со стороны органов власти не было. Судя по всему, не дано некоторым современным исследователям понять той патриотической позиции, которая была у подавляющего большинства сталинградцев, не желающих оставлять свой город и отдавать его врагу. Они были уверенны в том, что самая лучшая в мире советская армия никогда не сдаст немцам их Сталинград. Естественно, были и исключения – определённая часть горожан поддалась паническим настроениям. В основном, это коснулось местных чиновников, стремительно вывозивших свои семьи и скарб в тыл.

Вместо бегства и паники, ожидаемой немцами после страшных бомбардировок 24–25 августа, население взялось за оружие. На защиту города с именем Сталина выступило более 2 тыс. ополченцев, а вскоре ряды защитников города пополнятся еще 8 тыс. добровольцев. Самоотверженная борьба и неистовый героизм советского народа и армии повергало немецких генералов и офицеров в ужас. Их стратегические и тактические расчёты рушились как карточный домик. Дорогу к Сталинграду солдаты и офицеры вражеской армии стали называть «дорогой мертвецов».

Что же стало истинной причиной победы под Сталинградом? Ответить на этот вопрос помогают наши замечательные писатели-фронтовики К. Симонов, И. Эренбург и другие, которые в дни Сталинградской битвы выступали военными корреспондентами. По их словам, по их авторитетному свидетельству, причиной наших побед являлся Героизм, который для многих защитников Сталинграда стал обыденным делом. Этот героизм, этот дух победителей уже навсегда сохранился в наших бойцах, и они пронесли его от Сталинграда до самого Берлина, где победоносно завершили войну.

Противник пытался овладеть городом во что бы то ни стало. Но советские войска действовали с ещё большим упорством и мужеством – они защищали родную землю. Подвиг защитников Мамаева Кургана, завода «Баррикады», Дома Павлова навсегда останется в памяти народа. Наконец, 12 октября немцы начали операцию, которая, по их самоуверенным расчётам, должна была окончательно сломить сопротивление русских. Сражение шло за каждое заводское здание, за каждую улицу, за каждый жилой дом. Потеряв свыше 70 тыс., 15 октября немцы прорвались к Волге. Но они уже не располагали превосходством ни в живой силе, ни в авиации, ни в танках. А ещё через три дня немецкое командование вынуждено было дать своим войскам приказ перейти к обороне…

Теперь уже советские войска имели внушительный перевес. План контрнаступления разрабатывался по личному приказанию Сталина ещё в разгар оборонительных боёв за Сталинград специальной группой офицеров штаба во главе с Н. И. Боковым. Окончательная его доработка велась новым начальником Генштаба А. М. Василевским (Б. М. Шапошников ещё в апреле был вынужден покинуть этот пост по состоянию здоровья). По воспоминаниям Г. К. Жукова и А. М. Василевского, в разработке плана активное участие принимал так же Жуков, хотя на этапе осуществления контрнаступления на Юге он будет переброшен на другой более важный участок советско-германского фронта.

Окончательный план контрнаступления учитывал непрочность позиций врага между Волгой и Доном, растянутость их коммуникаций и предусматривал окружение Сталинградской группировки противника силами трёх фронтов: Сталинградского, Донского и Юго-Западного. В соответствии с этим планом; получившим кодовое название «Уран», 19 ноября советские войска перешли в контрнаступление и уже 23 ноября прорвали оборону противника. Было взято в кольцо около 350 тыс. солдат неприятеля. Началась операция «Кольцо» с целью разгрома окружённого врага. Попытка немцев деблокировать армию Ф. Паулюса при помощи вновь созданной группы армий «Дон» во главе с фельдмаршалом Э. Манштейном провалилась. Эта операция называлась «Зимняя гроза». Её ударной силой являлись клинья 4-ой танковой армии во главе с генералом Г. Готом. Они завязли в героической обороне 2 гвардейской армии Р. Я. Малиновского, что позже стало основой для замечательного романа Юрия Бондарева «Горячий снег» и одноимённого фильма.

Несмотря на все призывы своего фюрера держаться до последнего, 2 февраля враг капитулировал. Сдалось около 100 тысяч немцев. Среди них – Ф. Паулюс, ставший первым германским фельдмаршалом, который оказался в плену.

Разгром немцев под Сталинградом означал начало коренного перелома в ходе боевых действий всей Великой Отечественной войны. Но это был перелом не только на фронтах, но и в соревновании двух экономических систем. Именно к Сталинградской битве созданная в годы первых пятилеток советская индустрия стала выпускать больше вооружений и боеприпасов, чем вся экономическая машина Третьего Рейха, а ведь на него работала не только германская промышленность, но, по сути, экономика почти всей Европы.

На Тегеранской конференции английская сторона передала нашей дарственный меч, на клинке которого была выгравирована надпись: «Гражданам Сталинграда, крепким как сталь, – от короля Георг VI в знак глубокого восхищения британского народа». Президент США Ф. Д. Рузвельт отослал в Сталинград грамоту, текст которой гласил:

«От имени народа Соединенных Штатов Америки я вручаю эту грамоту городу Сталинграду, чтобы отметить наше восхищение его доблестными защитниками, храбрость, сила духа и самоотверженность которых во время осады с 13 сентября 1942 года по 31 января 1943 года будут вечно вдохновлять сердца всех свободных людей. Их славная победа остановила волну нашествия и стала поворотным пунктом войны Союзных Наций против сил агрессии».

Л. А. Безыменский и В. М. Фалин приводят слова биографа Рузвельта и его помощника Роберта Шервуда, о том, что Сталинградское сражение «изменило всю картину войны и перспективы ближайшего будущего. В результате одной битвы, – которая по времени и невероятному количеству потерь была фактически равна отдельной крупной войне, – Россия стала в ряд великих мировых держав, на что она давно имела права…».

После победы под Сталинградом в высших военных кругах Германии возник очередной антигитлеровский заговор с целью достичь соглашения с западными державами против Советского Союза. Во главе него стояли полковник Х. фон Тресков, его адъютант Ф. фон Шлабрендорф, полковник Р. -К. фон Герсдорф, бывший начальник Генерального штаба Людвиг Бек и др. 13 марта 1943 г. самолет Гитлера офицеры подбросили бомбу замедленного действия, но она не сработала. А спустя неделю барон фон Герсдорф попытался взорвать себя вместе с Гитлером, но снова не получилось.

Сталинградская битва – это самое известное за рубежом событие Великой Отечественной. Далеко не все блистательные победы нашей армии имеют такую мировую известность. Название города, где нацизм получил смертельную рану, известно во всём мире. До сих пор в честь Сталинграда и Сталинградской битвы называют улицы, пишут о нём книги, снимают фильмы. За рубежом чеканят монеты в память нашей победы под Сталинградом. Согласно оценке Д. Гланца, после Сталинграда Гитлер уже не мог рассчитывать на свою победу ни при каких условиях, даже временами нанося ответные удары. Поэтому не случайно в Германии и союзных ей странах слово «Сталинград» вызывало суеверный ужас, но зато для народов оккупированных стран, по свидетельству одного из крупнейших современных отечественных военных историков О. А. Ржешевского, оно стало Паролем Победы.

Одновременно с контрударами под Сталинградом, под Москвой разворачивалась не менее масштабная операция «Марс». В ходе неё советскими войсками, которыми командовал Жуков, был нанесён удар по мощнейшей вражеской группе армий – «Центр». Наступление велось с 25 ноября по 20 декабря 1942 года на Ржев и Сычевку. Сталин понимал, что даже если наступление на Ржев не будет слишком успешным, оно решит сразу несколько задач. Во-первых, обезопасит Москву от возможных попыток фашистов взять реванш за Сталинград. Во-вторых, оно не позволит немцам перебросить силы для спасения положения дел на Юге, а если всё будет складываться удачно, то ещё и отвлечёт часть немецких войск с Юга.

Взять Ржев и развить наступление на Смоленск (тогда бы операция называлась «Юпитер» или «Нептун») не удалось. Поэтому некоторые современные писаки состряпали миф о «главном поражении» Жукова. Даже такой вдумчивый американский историк, как Дэвид Гланц считал сражение под Ржевом неудачным и писал о том, что «история почти полностью забыла это наступление, в первую очередь ради сохранения репутации Жукова». Да, действительно, сам Жуков, видимо полагал, что операция «Марс» закончилась неудачей. Поэтому она практически обойдена вниманием на страницах его воспоминаний.

Однако Сталин думал иначе и продолжал доверять Жукову. Совсем не случайно Жуков по распоряжению Сталина в январе 1943 года возглавил операцию «Искра» по прорыву блокады Ленинграда. А главное, ещё до завершения операции «Искра» Жуков первым в годы войны из сталинских питомцев сменил генеральские погоны на маршальские. За поражения у нас тогда не повышали!

Даже Гланц (в отличие от отечественных либеральных кликуш) в конце концов всё же признал позитивный характер наступления под Москвой в ноябре – декабре 1942 года. Свои подновлённые выводы он формулирует так: “Хотя операция «Марс» после трёх недель интенсивных боёв провалилась, она сковала резервы немецкой группы армий «Центр» и серьёзно ослабила 9-ю армию – причём до такой степени, что Гитлер через несколько месяцев разрешил группе армий «Центр» очистить Ржевский выступ”.

И это принципиально – к середине 1942 г. на должность командующего Девятой армией, которая была усилена несколькими дивизиями, был назначен избранный полководец того времени, фельдмаршал М. В. Модель. На протяжении всего времени, что шли тяжелейшие бои на южном крыле фронта, Модель готовил удар по Москве. 7 августа А. Гитлер отдал распоряжение М. В. Моделю о проведении операции «Смерч» – удара в направлении Москвы. Не трудно представить, насколько внезапным был бы этот удар, если не была бы предусмотрена серия операций, в том числе операция «Марс». Знание этих немецких планов и приказов Гитлера не только целиком оправдывает и объясняет, почему была предпринята эта операция «Марс», но и почему всё время шли столь ожесточенные бои на Ржевском направлении. Ведь в то время этот внезапный удар по Москве был чрезвычайно опасен.

Операция «Марс» была проведена, в том числе чтобы подготовить условия и обеспечить успешное проведение операции на Сталинградском направлении. В воспоминаниях П. А. Судоплатова, который работал в советской внешней разведке, приводится документ, где И. В. Сталин, даже не поставив в известность Жукова, передал немцам через внешнюю разведку дезинформацию, что советская армия предпримет наступление на западном направлении (у Ржева) только для того, чтобы немцы не увели свои силы на юг, к Сталинграду. Необходимо было связать боевыми действиями силы немецких войск, которые располагались на Московском направлении, максимально обескровить их и сорвать возможную попытку нанесения неожиданного удара.

При этом исследователи С. Герасимова, Д. Гланц и другие утверждают, что Жуков и Конев даже не потрудились обеспечить внезапность наступления! В записках командующего 11-й гвардейской армией К. Н. Галицкого приводится беседа с Г. К. Жуковым перед началом операции. Георгий Константинович обратился к нему со словами: «Имейте в виду, что боевые действия вашей армии органически связаны с операциями войск Калининского фронта и в целом Вооруженных Сил. Возьмете вы Новосокольники или нет – все равно будем считать, что задачу выполнили, если оттянете на себя силы врага и он не сможет снять их для переброски на юг». По этой же причине было решено, что Жуков появится на Западном направлении, чтобы убедить немецкое командование в том, что именно там будет главное наступление, что ни одной дивизии снимать оттуда нельзя. Причём здесь внезапность наступления?

Бои на Западном направлении были трудными и с точки зрения местности, и с точки зрения стратегического положения противника: немцы на этом направлении имели возможность длительное время готовить оборону. Там были отборные немецкие войска. А под Сталинградом – румыны, итальянцы, венгры. По устойчивости и вооружению эти дивизии были совершенно не сравнимы с теми, что были на западном направлении. И это обстоятельство определило очень тяжелые бои на западном направлении.

Важность Сталинградской битвы до сих пор заставляет историков и военных разных стран анализировать её опыт. Высказываются разные суждения о том, какие просчёты были допущены фашистами на пути к разгрому. Дискутируется так же вопрос о стратегии, которая привела советские войска к победе на Волге. В частности, сегодня задним умом многие критикуют Гитлера за его операцию «Блау». Дескать, в 1942 году следовало завершить начатое на московском направлении. Потеря Москвы могла бы привести к краху всего большевистского государства. А раз уж он решил наступать на Юг, нужно было собрать армии в ударный кулак и выбрать единственное направление. Решить, что же ему важнее – нефть или город Сталина?

Что бы ни писали «критики», какими бы последними словами при этом ни поливали Гитлера, все их альтернативные концепции исходят из одного – бесноватый фюрер в 1942 году ещё был способен нанести Советам решающее поражение. С такими «критиками» исторической науке не по пути. Любой непредвзятый взгляд увидит то, что они упорно не желают замечать. Ни единого шанса на победу у фашистов в 1942 году не было. Если бы враг двинул на Москву, там его бы ждали главные силы Красной Армии и на этот раз отлично подготовленная полоса обороны. Глупо думать, что если фашисты не смогли преодолеть московские оборонительные сооружения, наспех создававшиеся в 1941 году женщинами и детьми, то они смогли бы преодолеть те же укрепления, только на этот раз доработанные по всем правилам военной науки!

Ну а если бы наступление германцев на Юге пошло только на одном направлении, то уже ничего бы не спасло группу армий «Центр» от фиаско под Ржевом, а наступавшие на южных рубежах фашистские соединения от полного окружения и разгрома. Таким образом, операция «Блау» – это был единственный вариант, который позволял агрессорам на что-то рассчитывать и хоть немного оттянуть тот час, когда советские войска погонят их обратно на Запад.

Причины поражения фашистов в 1942 году следует искать не в их просчётах. Их следует искать, как уже было сказано, в героизме наших солдат и, конечно же, в правильно избранной стратегии советским командованием. Однако, как уже отмечалось выше, историки напустили тумана и в этом вопросе. До сих пор ведутся споры, какую же стратегию избрало советское командование? Какие идеи стратегического планирования привели к победе? Кому принадлежит их авторство?

Не сложно догадаться, что и тут первым начал в своих интересах мутить Жуков и его апологеты. Им очень хотелось заменить развенчанный в 1953–1962 годах культ Сталина заменить культом самого Жукова. Поэтому чуть ли не все победы приписывались ему. До сих пор не вполне понятно, зачем это делалось раньше? Ведь Жуков и без того достоин любви и доброй памяти потомков. Но, как говорится, слов из песни не выкинешь. А Жуков и хор его сторонников, как уже было отмечено выше, пели песни об ошибочности сталинской стратегии «широкого фронта». Дескать, пока Сталин исповедовал этот свой подход, Красная Армия терпела поражения. Но как только диктатор начал прислушиваться к Жукову, на смену прежней порочной стратегии пришла новая. Теперь советские войска не распыляли свои силы, а били в одном, наиважнейшем направлении. Тем самым, благодаря Жукову, мы начали одерживать одну победу за другой.

Увы, Жуков даже после войны не понял того, что поймёт и современный школьник, имея перед собой карту боёв 1942 года. Достаточно взглянуть на стрелки, обозначающие советские стратегические операции «Уран» на Юге, «Марс» в Центре, «Искра» на Северо-Западе, и всё станет ясно. Сюда же следует добавить начатое в январе преследование советскими частями пытавшихся бежать с Северного Кавказа фашистов. В ходе Северо-Кавказской наступательной операции части РККА вышли с юга к Ростову и реке Кубань. Гитлеру пришлось проститься с мечтами о кавказской нефти. Воистину, советские операции охватывали очень широкий фронт! Практически – весь советско-германский фронт. Тем самым, никакого отказа от стратегии Б. М. Шапошникова, получившей название «широкий фронт»!

Сталин применял массированное давление на врага на всех важнейших направлениях и в 1942 году. Не откажется он от победоносной стратегии и потом, но об этом несколько слов будет сказано ниже. В заключение разговора о действиях советского командования в 1942 году добавим, что и сам Жуков молчаливо поддерживал избранную Сталиным стратегию боевых действий. Просто не оценив своего собственного триумфа в осуществлении операции «Марс», он попытался переписать историю. Но это дело не благодарное, и ничего путного из этого у него не получилось.

Но вернёмся к событиям тех лет. Несмотря на тяжёлое поражение, гитлеровцы всё ещё пытались огрызаться. И временами у них это получалось – советские войска устали, им требовалась серьёзная передышка. Результатом усталости советских войск и контрударов фашистов стал, как уже говорилось, отказ от операции «Юпитер» под Москвой, а также операции «Сатурн» (или «Большой Сатурн») на Юге. «Сатурн» виделся как непосредственное продолжение и развитие операции «Уран». Его целью было разгромить немцев в районе реки Дон и продолжить наступление на Ростов. Однако начавшееся 12 декабря наступление фашистов с целью прорвать кольцо блокады под Сталинградом изменило планы Ставки. Новая операция получила название «Малый Сатурн» (или Среднедонской операции). Её целью было сорвать вражеское контрнаступление. Советские войска вышли Манштейну в тыл, и тот оставил свои попытки спасти VI армию Паулюса. Но задачу освобождения Ростова пришлось решать чуть позже.

Так же лишь частичным успехом окончилась советская операция «Полярная звезда», начатая в продолжение операции «Искра» под Ленинградом. Разгрома группы армий «Север» тогда достичь так и не удалось, хотя был ликвидирован вклинившийся в нашу оборону т. н. «Демьянский выступ». Советскими войсками в ходе операции «Полярная звезда» командовал Тимошенко. После того, как Тимошенко провалил очередное порученное ему дело, Сталин окончательно в нём разочаровался. Звезда бывшего наркома окончательно покатилась вниз. Больше фронтами в годы Великой Отечественной войны «маршал без побед» не командовал.

Почувствовав некоторую слабину Красной Армии, германское командование постаралось вновь овладеть стратегической инициативой. Жестокие бои развернулись за Воронеж, Курск, Харьков, Донбасс. На этом направлении немцы 19 февраля 1943 года начали мощное контрнаступление. Называя его судьбоносным, Гитлер призвал своих вояк проявить стойкость и героизм. К концу марта противник выдохся. В целом, контрнаступление немцев в Донбассе и на харьковском направлении не достигло главных целей: взять «реванш за Сталинград» так и не удалось. Но некоторые свои задачи враг всё же решил. Было остановлено советское наступление и стабилизирован фронт на Юго-Западном направлении. Часть ранее освобождённых советских городов, в том числе Харьков и Белгород, вновь были временно оккупированы.

В последний раз перехватить стратегическую инициативу Гитлер попытался летом 1943 года. Эту цель следовало достичь в ходе ликвидации т. н. Курской дуги – большого выступа на советско-германском фронте в сторону германского тыла. Немцы надеялись, ударив в основание выступа с двух сторон, организовать советским войскам огромный котёл. Гитлеру казалось, что опыт двух лет войны показал, что зима принадлежит Красной Армии, но лето – немцам. А раз так, он был полностью уверен в победе. Немецкое командование разработало операцию, в ходе которой оно надеялось «добиться успеха быстро и тотально». В историю эта операция вошла под названием «Цитадель» – не совсем ясное название для наступательной операции. Согласно трактовке некоторых историков, оно должно было означать примерно следующее: тевтоны героически обороняют «Крепость Европа». Своими вылазками из этой «цитадели» они как бы наносят урон врагу, осаждающему её, и приближают победу над ним (забегая вперёд, отметим, что вылазка не удалась).

«Этому наступлению придаётся решающее значение, – отмечалось в гитлеровском приказе от 15 апреля 1943 года. – Оно должно завершиться быстрым и решающим успехом. Наступление должно дать в наши руки инициативу на весну и лето текущего года». Для новой летней кампании фашистами был собран сильный бронированный кулак.

В войсках прорыва было собрано более 50 германских дивизий, 2000 новейших танков «Тигр» и «Пантера», 900 самолётов. Всего численность войск противника превышала 900 тыс. человек.

Советское командование разгадало планы немцев. Был разработан план Курской стратегической оборонительной операции. Его сутью было измотать врага в оборонительных боях, а затем самим перейти в контрнаступление. Была создана мощная оборонительная линия. Общая численность советских войск достигала 1,5 млн. человек, 3 600 танков и 2 400 самолётов.

В современной историографии присутствует точка зрения, согласно которой решение дожидаться немецкого наступления являлось стратегической ошибкой И. В. Сталина, обусловленной неверием в силы советских войск после двух поражений (в мае 1942 и феврале-марте 1943 гг.) под Харьковом. Якобы после зимней кампании 1942–1943 гг. общее соотношение сил диктовало наступательный образ действий советских войск в самом начале летней кампании 1943 года. Согласно позиции этих историков, стратегически было бы правильней своими наступательными операциями растащить силы Вермахта по всему фронту. Это снизило бы наши потери и позволило бы добиться более крупных успехов.

Но аргументация этой позиции не выдерживает критики. Авторы подобной гипотезы утверждают, что Курское сражение – крупная катастрофа для Красной Армии, преувеличивая потери советской бронетехники в три, а то и в четыре раза, по сравнению с потерями. Известный фальсификатор Б. Соколов в своих произведениях пытался доказать, что никакой победы в ходе героического боя под Прохоровкой советские войска не одерживали: «Прохоровское сражение бездарно проиграно по всем статьям». Приводятся фантастические цифры: 350 уничтоженных и 400 повреждённых танков в 5-й гвардейской танковой армии П. А. Ротмистрова против 5 уничтоженных и 50 повреждённых танков во 2-м танковом корпусе СС Хауссера. Странно получается, 12 июля, по Соколову, бой был проигран, а наследующий день Хрущёв, Жуков и Ротмистров посетили поле Прохоровского сражения!

Некоторые историки исходят из того, что решающий перелом в битве произошёл благодаря наступлению 12 июля Западного и Брянского фронтов. Это вынудило противника начать переброску войск на угрожаемые участки. Однако факты говорят об обратном.

Сегодня часто подвергают критике план советского контрнаступления, в результате чего вместо тактически более правильного окружения Орловского выступа противника получилось выталкивание немцев по фронту. Такой подход представляется неверным, поскольку немецкая оборона на Орловском плацдарме была эшелонирована в глубину и это отвлекло бы силы, необходимые для решения других, более важных тактических задач.

Стратегия лета-осени 1943 г., разработанная советским главнокомандованием, основывалась на реальных возможностях Красной Армии с учётом соотношения сил. В то же время, часто превозносимое в современной прозападной историографии командование Вермахта при составлении своих планов на указанный период действовало весьма шаблонно. Поставив цель окружить Курский выступ ещё весной, немцы упорно решили дожать РККА летом 1943-го, несмотря на неудачи. Скрыть сосредоточение крупной группировки немцам также не удалось – их планы были разгаданы советским командованием. Поражает тот факт, что это обстоятельство было известно немцам, однако военно-политическое руководство Третьего Рейха не отменило намеченной операции!

Курская битва началась 5 июля, а уже к 12 июля наступление немцев захлебнулось. Началось контрнаступление, в ходе которого были освобождены десятки городов и сел. 5 августа 1943 года советские войска вошли в Орёл и Белгород. В честь этого события в Москве был дан первый в истории военный артиллерийский салют, ставший потом традицией. Битва на Курской дуге знаменовала собой окончание перелома в ходе войны. Отныне стратегическая инициатива всецело принадлежала Советскому Союзу.

После победы под Курском советские войска продолжили наступление. Уже 23 августа был освобождён Харьков, а 6 ноября – Киев. Обе столицы Советской Украины были вырваны из рук врага.

Героической страницей Великой Отечественной войны стало форсирование Днепра – крупной водной преграды, которую Гитлер надеялся превратить в неприступную линию обороны. В ходе широкомасштабных наступательных операций советской армии летом – осенью 1943 г. у фашистов были отбиты Донбасс, Тамань, Днепропетровск, Левобережная Украина, Смоленск, Брянск и другие важнейшие промышленные центры страны. К концу 1943 советские войска освободили около 2/3 советской земли, ранее захваченной врагами.

И вновь летом – осенью 1943 года свою положительную роль сыграла «стратегия широкого фронта» Шапошникова, которую Сталин продолжал победоносно развивать на практике. По завершении Курской битвы, в период броска Краской Армии на Запад, к Днепру, он подверг оборону фашистов беспощадному давлению по всей линии советско-германского фронта: от Великих Лук до Чёрного моря. Все существовавшие на тот момент 9 фронтов Красной Армии общей численностью почти 6 млн. человек, перейдя в наступление, громили и гнали врага.

Понятно, в советской историографии победа на Курской дуге и в целом кампания лета – зимы 1943 года оцениваются очень высоко. Но столь же высоко оценивается Курская битва и объективными западными авторами. Вот, в частности, как завершает рассказ об этих событиях Дэвид Гланц: «Хотя Сталинградская битва была наиболее значительным поворотным пунктом войны, Курская битва тоже стала таким пунктом в нескольких важных отношениях. Во-первых, эта битва предоставила Вермахту его последнюю возможность добиться хоть какого-то стратегического успеха. А во-вторых, исход битвы окончательно доказал, что война завершится полным поражением Германии. После Курска победа Красной Армии стала неизбежной».

Победы под Сталинградом и Курском имели решающее значение в дипломатической борьбе СССР за открытие Второго фронта. Известно, что до коренного перелома Управлением Стратегических Служб (УСС) США по согласованию с главнокомандованием Великобритании было разработало три варианта действий по отношению к СССР. Этот поливариативный план был представлен Ф. Рузвельту и У. Черчиллю в август 1943 г. на Квебекской конференции. Согласно нему допускались следующие альтернативы:

«1. Немедленно предпринять попытку урегулировать наши расхождения с Советским Союзом и сосредоточить внимание на общих интересах, которые мы имеем с этой державой.

2. Америка и Великобритания продолжают в течение некоторого времени стратегию и политику, независимо в самом важном от стратегии Советского Союза, в надежде добиться тем самым как поражения Германии, так и укрепления своих позиций через урегулирование некоторых противоречий с Россией.

3. Попытаться повернуть против России всю мощь непобежденной Германии, пока управляемой нацистами и генералами».

Выбор стратегии зависел от итога военной кампании 1943 года.

Победы под Сталинградом и Курском сделали представителей англо-саксонских стран сговорчивей на Тегеране. Ведь стало ясно, кто победитель. Чтобы не опоздать получить статус страны-победительницы в борьбе против фашизма и получить геополитические привилегии в послевоенном мироустройстве, США и Великобритания согласились открыть Второй фронт.


Вопросы для самостоятельной работы по теме лекции

  1. Почему был введён приказ № 227 и каково было его значение?
  2. Каковы были стратегические, геополитические и внешнеполитические последствия победы под Сталинградом?
  3. Как взаимосвязаны операции «Марс», «Искра» и «Уран»?
  4. Курская битва – катастрофа или стратегическая победа?

 

Поиск

Поделиться:

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru