ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

Тема 1. Агрессор готовит удар

 

 

Великая Отечественная война – жизнеопределяющее событие в истории советской цивилизации и всего мира. В ходе неё была решена судьба СССР как геополитической реальности и как Красного проекта, предопределён исход Второй мировой войны, прочертившей дорогу в будущее всего человечества.

Вторая мировая война, втянувшая в свою кровавую, полыхающую орбиту весь Земной шар, рождалась в горниле Версальско-Вашингтонской системы мира, созданной по сценарию США с помощью их глобального рычага политического управления – Лиги Наций, декларативно призванного предотвращать войны и обеспечивать коллективную безопасность, а по сути стоящего на страже империалистических интересов.

Советское руководство и многие наши соотечественники, в том числе и те, кто оказался за рубежом, понимали, что «договор хищников и разбойников», как верно охарактеризовал Версальский миропорядок В. И. Ленин, поставивший отдельные державы в унизительное положение, приведёт к реваншистским настроениям и новой войне.

Геополитическая сатисфакция могла бы обуздать зарвавшихся янки и способствовать формированию многополярного мира. Однако этого не произошло. Задушенные в корне по указке творцов «нового мира» социалистические и коммунистические революции в Германии и других странах-аутсайдерах Версаля привели к росту шовинизма. Развитие этих стран пошло в диаметрально противоположном политическом направлении – ответом на унижение национального достоинства становятся крайние формы ксенофобии, реваншизма и милитаризма.

Наиболее информированные и дальновидные политики даже могли точно указать, откуда исходит основная опасность. Так, ещё в 1923 г. Н. И. Бухарин говорил о возможной фашистской угрозе человечеству. Особенно Бухарин выделял тогда ещё незначительную группу фанатиков под руководством Адольфа Гитлера. Главный оппонент Н. И. Бухарина, И. В. Сталин в 1931 году даже точно указал срок, когда война может обрушиться на наши границы – 1941 год. Тем самым Сталин обозначал задачу СССР: за 10 лет наверстать отставание от своих геополитических противников: «Либо, – предупреждал он, – нас сомнут».

Приход к власти в Германии фашистов был срежиссирован США и Англией ещё в 1920-е гг. Корни планов по нацификации Германии следует искать в штаб-квартирах англосаксонских финансовых структур, например, Банка Англии, Федеральной резервной системы (ФРС) США, а также различных частных финансово-промышленных организаций (банкирский дом Моргана, «Стандарт Ойл», «Дженерал электрик», «Форд» и др.). С 1923 года США и Англия начинают финансовую поддержку НСДАП через швейцарские и шведские банки (за два года до выхода главного идеологического документа НСДАП «Майн Кампф»!). В период Великой депрессии на фоне отказа в кредитной помощи Веймарской республике, спровоцировав банковский кризис в Центральной Европе, англо-саксонские финансово-промышленные круги начинают нашпиговывать долларами и фунтами стерлингов казну НСДАП, чем обеспечивают ей 2-е место в Рейхстаге в 1930 г. Через 3 года лидер партии А. Гитлер становится рейхсканцлером.

Однако агрессивные устремления Германии были скованы условиями Версальского мира, согласно которым её сухопутная армия ограничивалась 100-тысячным контингентом, немцам запрещалось иметь флот, бронетехнику и военную авиацию. Как же так случилось, что к началу Второй мировой войны под сапогом Гитлера окажется почти вся Европа?

Здесь опять же не обошлось без США и Великобритании. План по воссозданию военно-промышленного потенциала Германии, чтобы направить всю его мощь против набирающего силу СССР разрабатывался в 1920-е гг. Часто бывало так, что восстановлением военной промышленности Германии занимались те же англо-саксонские компании, которые финансировали НСДАП. К 1930-м гг. практически каждый крупный завод Германии был под контролем и щедрой финансовой заботой заокеанских компаний. Так, шефство над «Опелем» взял «Дженерал моторс»; «Сименс» опекал «Дженерал электрик»; акции концерна «Фольксваген» полностью контролировал «Форд». К 1933 г. главные отрасли немецкой промышленности, а также все крупные банки Германии находились в зоне контроля финансового капитала США.

После утверждения у власти Гитлера, немецкая экономика стала получать щедрые вливания от Англии и США. Всё это происходило на фоне отказа от выплат по репарациям, списания прежних долгов. Но подпитка будущего агрессора была не только финансовой. С 1934 г. США начали вооружать Третий Рейх в обход условий Версаля, поставляя комплектующие и оборудование, военные патенты и современные технологии для авиационных заводов, на которых будут создаваться немецкие самолёты. По данным крупного историка Второй мировой войны Ю. Рубцова к 1941 г. американские инвестиции в экономику Германии составили 475 млн. долл. «Стандарт Ойл» вложила в неё 120 млн., «Дженерал моторс» – 35 млн., ИТТ – 30 млн., а «Форд» – 17,5 млн.

В основе II Мировой войны лежали самые разнообразные причины: культурные, аксиологические, идеологические и многие другие. Но среди них важнейшее место занимало экономическое и политическое соперничество ведущих капиталистических государств. Страны-победительницы в Первой мировой войне – Англия, Франция, США – процветали, захватив огромные колонии, сырьевые базы, рынки сбыта. Но теперь картина была сложней, чем перед Первой мировой войной. Существование Советского Союза создавало особый полюс мировой политики, изменяло природу надвигавшегося военного конфликта. Если Первая мировая война на всех этапах своего развития со стороны большинства стран носила несправедливый, захватнический характер, то совсем иная картина складывалась теперь. Реакционными кругами Запада новая мировая война готовилась как крестовый поход против страны победившего социализма даже тогда, когда сторонники распространения на штыках мировой революции в СССР были уже устранены с политической арены (чаще всего в сибирские лагеря, а то и куда подальше). Поэтому с самого начала участие Советского Союза во Второй мировой войне носило справедливый, оборонительный характер.

Лежали в основе Второй мировой войны и другие факторы, в том числе идеологического порядка. Не стоит забывать, что к руководству Германией в 1933 г. были приведены силы, стремящиеся к реваншу за поражение в 1914–1918 гг. и к утверждению мирового господства, скроенного под себя. Фашистские идеологи, манипулируя общественным сознанием измученного экономическими последствиями Великой депрессии немецкого народа, смогли ловко переключить его революционную энергию с борьбы против монополистического капитала внутри страны на «освободительную» борьбу за «жизненное пространство».

Политика германского государства обосновывалась как следствие природных законов роста пространства. Немецкие геополитики, смешивая биологические законы с политологическими понятиями, убеждали народ, что государства, чьи пространства ограничены, должны любым способом расширять свои территории, ибо это необходимо для поддержания их жизнеспособности. В качестве «доказательств» приводились цитаты научных авторитетов. Так, основоположник немецкой геополитики Ф. Ратцель ещё в начале ХХ века утверждал, что естественная граница великой державы должна замыкать пространство в 5 млн. кв. км. Политическая же граница Германии к началу ХХ века опоясывала 1 млн. кв. км, не считая колоний. Это «биологически ненормальное» проведение границы, ущемляло «жизненные функции» государства. Поэтому тяга врастания в естественные пространства, по мнению немецких идеологов, закономерна, но “удовлетворена она может быть лишь в рамках континента”. Следовательно, мирный характер пространственного роста исключен.

Общемировой политический кризис 1938–1939 годов привел к перерастанию локальных конфликтов в мировой пожар. Считается, что это случилось 1 сентября 1939 года вторжением войск фашистской Германии на территорию Польши. Именно этот день назван мировой наукой и общественностью большинства стран датой начала II Мировой войны. Впрочем, в свете новых данных, устоявшая точка зрения уже не представляется столь однозначной. Всё больше обстоятельств заставлять считать датой начала

II Мировой войны 30 сентября 1938 года – дату подписания Мюнхенского сговора между представителями фашистских государств (А. Гитлером и Б. Муссолини) и главами т. н. «стран западной демократии» Англии и Франции (Н. Чемберленом и Э. Даладье). Согласно нему Судетская область Чехословакии передавалась Германии. Таким образом, Третий Рейх получал третью по потенциалу в Европе военную промышленность. Разумеется, Чехословакия при тогдашнем соотношении сил могла оказать достойный отпор немецкому вторжению, однако Англия запретила сопротивляться германскому вторжению в Судеты. Помимо соглашения по Чехословакии 30 сентября 1938 г. был подписан союзнический договор между главными «виновниками торжества» – Англией и III Рейхом.

В расправе над Чехословакией приняли участие также фашистские режимы Польши и Венгрии. Польша оккупировала Тешинскую область. А ещё ранее, в марте 1938 года, Польша, чувствуя за спиной поддержку Гитлера выставила Литве ряд требований экономического и политического характера, угрожая в случае их невыполнения, начать оккупацию. Венгрия насильственным путём присоединила к себе провозгласившую 15 марта 1939 года независимость Прикарпатскую Русь (Украину). На этих древних славянских землях, некогда входивших в Киевскую Русь, в XX веке основную часть населения составлял особый этнос – русины. Так Мировая война первый раз опалила населяющие нашу страну народы. К этому добавим ещё один мало афишируемый сегодня факт: следующей жертвой нацистов становится ещё один европейский карлик – Литва. В марте 1939 года литовцы вынуждены были уступить Германии Клайпеду (Мемель). Город сразу же был превращён нацистами в базу военно-морских сил, плацдарм дальнейшей агрессии на Восток. Принимать парад «победы» в новый восточный бастион Рейха на крейсере «Дойчланд» прибыл сам Гитлер. В Мемеле началось строительство укреплений, военного аэродрома, подземных хранилищ топлива и других военных сооружений. Неспособность Литвы противостоять нацистской агрессии предопределила будущую позицию СССР в этом регионе, а заодно судьбу всех прибалтийских лимитрофов.

Расправившись с Литвой, Гитлер начинает готовить компанию против своей недавней союзницы по Мюнхенской сделке – Польши. Ещё за день до оккупации Клайпеды Германия потребовала от неё возвратить город-порт Гданьск (Данциг), обязуясь гарантировать неприкосновенность её границ. В конце марта Англия и Франция объявили о своих гарантиях Польше, что укрепило руководство этой страны в решении отказать Германии в выполнении её требований. Используя эти обстоятельства, 11 апреля Гитлер утвердил план войны с Польшей, получивший название «Вайс» («Белый»), и установил дату начала его выполнения – 1 сентября 1939 года.

Поводом к нацистскому вторжению послужила провокация на германо-польской границе, закончившаяся захватом немецкой радиостанции в местечке Глейвиц вооружёнными людьми в польской форме. На Нюрнбергском процессе германская сторона вынуждена была сознаться, что провокация была организована гитлеровскими спецслужбами. И в этом не приходится сомневаться, учитывая масштабные подготовительные мероприятия фашистов перед вероломным нападением на Польшу.

К исходу первой же недели боев польская армия оказалась полностью разбита, правительство бежало из Варшавы. Местонахождение его долгое время было неизвестно. Некоторые польские части героически сопротивлялись оккупантам. Но что могли сделать драгунские полки с шашками наголо против новейших немецких танков? Одиночные польские истребители отважно сбивали вражеские бомбардировщики, польская пехота и добровольцы сдерживали наступление превосходящих сил немцев. Но в целом польская военная машина, долгие годы обслуживавшая диктатуру пана Ю. Пилсудского, при соприкосновении с внешним врагом развалилась. Закрепившись на собственно польской территории, немцы готовились продолжить своё наступление дальше на Восток и оккупировать земли Западной Украины и Западной Белоруссии, отошедшие к Польше от Советских республик в 1920 году. Германская авиация начала бомбить Львов и другие города. К броску были готовы танковые клинья немцев и мотопехота.

Именно в этих условиях полного распада польского государства и армии Советский Союз 9 сентября 1939 г. предупредил Берлин о недопустимости распространения германской агрессии против украинского и белорусского народов. Перед глазами руководства СССР была судьба подкарпатских русинов, преданных западными демократиями и порабощённых венгерскими прислужниками Гитлера. Чтобы дипломатический язык стал доступнее для нацистов, 17 сентября ударно отмобилизованные части Красной Армии вступили на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии.

Германия в лице своего военного атташе в Москве Э. Кёстринга пыталась уговорить Москву на некоторое время затормозить выступление советских войск. Но И. В. Сталин проявил непреклонность и решительно отклонил претензии немцев. Начался первый за годы II Мировой войны освободительный поход Красной Армии на Запад. Он был безупречен с юридической точки зрения. По международному праву все существовавшие между странами договорённости утрачивают силу после прекращения деятельности национального правительства одной страны. В момент перехода нашими частями границы с Западной Украиной и Западной Белоруссией, польское правительство срочно перебиралось через польско-румынскую границу, причём его местоположение было неизвестно никому, кроме самих «высоко вельможных панов-беженцев».

Действия Красной Армии были близки к идеалу и с военной точки зрения. Польские войска не видели в советских солдатах своих врагов. Напуганные продвижением немцев, они встречали нас как союзников, освободителей. Поляки предпочитали сдаваться в плен русским, а не немцам. Конечно некоторые офицеры, чины тайной полиции и другие подобные элементы подобным миролюбием не отличались, но о них разговор особый.

А уж если поляки не видели в Красной Армии оккупантов, то белорусское и украинское население подавно. Тем более, что многие советские части были укомплектованы жителями самых западных областей СССР, т. е. как раз белорусами и украинцами. Стоит ли удивляться, что жители Западной Белоруссии и Западной Украины встречали советских солдат как братьев? Они и являлись братьями в самом прямом, кровном смысле этого слова!

По мере продвижения на Запад, советские части неизбежно входили в соприкосновение с немцами. Произошло несколько боестолкновений с их передовыми силами – вопреки ещё одному современному чёрному мифу, наша страна и фашистская Германия вовсе не были союзниками. Никакого братания, совместных парадов и всего такого прочего не было. Об этом можно почитать, например, у серьёзного современного историка О. В. Вишлёва, книга которого вышла в известном академическом издательстве. Предъявленные на этот счёт кадры «кинохроники» оказались грубой подделкой, монтажом.

Первые крупные бои между Вермахтом и Красной Армией велись в районе Львова. Германия стремилась закрепить за собой нефтеносные районы Западной Украины (в окрестностях городов Дрогобыч и Борислав), а также город Коломыя, открывавший прямое железнодорожное сообщение с Румынией. И вот, когда 19 сентября передовые советские части подошли к Львову, немецкая артиллерия встретила их огнём. А дальше произошло первое танковое сражение между армиями двух стран. Немецкие потери составили три противотанковых орудия, кроме того были убиты три немецких офицера и девять солдат ранены. Мы потеряли троих убитыми, четверых ранеными. Были подбиты две наши бронемашины и танк. Однако Германия, в условиях начавшейся войны на Западе, предпочла по отношению к восточному соседу проводить политику уступок и отвела свои войска от Львова и других конфликтных зон.

Дальнейшая судьба Польши была урегулирована на советско-германских переговорах. Их итогом стало заключение нового договора между двумя странами о сотрудничестве между СССР и Германией, а также о скорейшем урегулировании пограничных вопросов: уничтожение польского государства означало возникновение общей границы между СССР и фашистской Германией. В наши дни этот договор называют четвёртым разделом Польши, намекая на разделы Польши в период правления Екатерины Великой в 1772, 1793 и 1795 годов. Но, если уж углубляться так далеко в историю, нужно быть точным. Во-первых, при Екатерине II делили не Польшу, а Речь Посполитую, т. е. объединённую республику Литвы и Польши. Во-вторых, почему в 1939 году был четвёртый, а не пятый раздел? Видимо потому, что в четвёртом разделе (теперь уже именно самой Польши) на Венском конгрессе 1815 года, помимо русских и немцев, участвовали все “цивилизованные” нации Европы, включая англичан. И современным польским и российским “демократам” видимо не хочется бросать тень на своих кумиров. Но, конечно, в 1940 году никакого раздела Польши не было. Польские территории целиком забрала себе Германия. СССР вернул себе только то, что поляки отняли у нашей страны по условиям грабительского Рижского мира 1921 года.

В то же время договор 28 сентября «О дружбе и границах» вызвал критику уже в период его подписания – в странах Запада. И это несмотря на то, что там ещё ничего не слышали о пресловутых секретных протоколах. В самих же странах, заключивших соглашение, общественное мнение реагировало на него по-разному. В СССР антинацистская пропаганда пошла на убыль, но на бытовом уровне никто не верил, что войну с Гитлером удастся избежать. В Германии установление партнёрских отношений с СССР, по сообщению местных наблюдателей, наоборот, было встречено многими как гарантия от неизбежной войны. Кроме того, многие люди в Германии, ненавидевшие фашизм, рассчитывали, что сближение с СССР может заставить Гитлера смягчить не только внешнюю, но и внутреннюю политику, подтолкнёт его к демократизации политического режима.

Как показывают документы, с которых гриф секретности был снят только в последние годы, просоветские и пацифистские настроения прослеживались в Германии не только в 1939 г., но и в 1940–1941 годах. Однако ни они, ни миролюбивые заверения фашистской верхушки уже не могли остановить маховик подготовки войны против СССР, запущенный нацистами сразу же после их прихода к власти в 1933 году. Враждебность к СССР лидеры германский национал-социалистов питали и прежде. Ещё в 1925 г. в своей книге-манифесте «Майн Кампф» Гитлер в качестве внешнеполитического кредо нацизма провозгласил уничтожение России ради расширения «жизненного пространства» для «высшей расы» на Востоке. Своему фюреру дружно вторили Начальник Внешнеполитического управления НСДАП, а также уполномоченный фюрера по контролю за общим духовным и мировоззренческим воспитанием НСДАП А. Розенберг, министр народного просвещения и пропаганды Й. Геббельс и другие идеологи Третьего Рейха.

Свои планы фашисты обосновывали ксенофобскими расовыми теориями о превосходстве «арийцев» над славянами. В дело шла и насквозь лживая, давно опровергнутая норманнская теория происхождения русского государства, а также лукавые рассуждения о необходимости спасти Европу от «еврейского коммунизма». Однако все эти бесчеловечные, дискриминационные и уничижительные теории разрабатывались специально для внушения немецкому народу установки на лёгкую и быструю победу над «восточными варварами», «мусором истории» и «недочеловеками».

Само же руководство Третьего Рейха во главе с Гитлером вряд ли опиралось на эти теории, трезво оценивая потенциальные возможности СССР. В беседе со шведским путешественником С. А. Гедином в марте 1940 года фюрер назвал Сталина отошедшим от большевистского интернационализма проводником русской национальной политики, преемником русских царей. Геббельс в своём «Дневнике» приводит разговор с Гитлером от января того же года: «Фюрер считает, что большевизм – это вполне соответствующее сегодня славянству государственное устройство… Сталин сегодня – это современный Иван Грозный или, пожалуй, Петр Великий. А то, что страна не смеется, то этого она не делала и при царях. Только с тех пор правящая верхушка исчезла и была заменена типичными славянами».

Ставя пред собой цель мирового господства, Гитлер уготавливал в своих планах СССР роль не только «пространства, чтобы кормить наш народ», но и сырьевой базы, которая впоследствии поможет выстоять в борьбе с Америкой. Постепенно преступные планы фашистов против СССР начали воплощаться в конкретные военно-политические решения. Важнейшим из них становится план «Барбаросса», названный так в честь императора Священной Римской империи Фридриха I Барбаросса, который утонул в речке, упав с коня (по другой версии его хватил сердечный удар). До сих пор остаётся загадкой ход мыслей Гитлера: почему он, столь суеверный и подверженный оккультизму деятель, не остерёгся давать своему детищу имя горе-крестоносца? Как говорил центральный персонаж любимого несколькими поколениями детей нашей страны мультфильма, «как вы яхту назовёте, так она и поплывёт».

Приказ о подготовке плана нападения на СССР был дан Гитлером в день капитуляции Франции – 22 июля 1940 года. К концу года план вторжения был фактически полностью готов. Разработка плана «Барбаросса» велась в строжайшей тайне. Над ним работали такие крупнейшие военачальники фашистского рейха, как Ф. Гальдер, А. Йодль, Ф. Паулюс. Окончательный вариант плана «Барбаросса» излагался в директиве Верховного главнокомандования вооружёнными силами № 21 от 18 декабря 1940 года. Оставалось только назначить дату начала его осуществления…

План «Барбаросса» предусматривал нанесение поражения СССР ещё до того, как будет окончательно уничтожена Англия. Ставка делалась на внезапное нападение и разгром русских уже в приграничных сражениях, не допустив отхода в глубь страны их армий. После этого намечалось захватить Москву, Ленинград, Донбасс и выйти на линию Архангельск– Астрахань. Немецкое командование не предусматривало захват территорий на Востоке страны, но промышленность Урала должна была полностью контролироваться авиацией Германии, чтобы не дать возможности России восстановить свой военный потенциал.

Начало блицкрига намечалось гитлеровскими стратегами на май 1941 г., но героическое сопротивление маленькой Югославии заставило сдвинуть его на несколько недель. А там подоспел важный для мистиков и эзотериков день летнего солнцеворота – 22 июня. В этот день нацистская свастика попыталась извернуться и покатиться в противоположном естественному ходу небесного светила направлении – с Запад на Восток…

Война против СССР замышлялась Гитлером как особая. Ставка в ней делалась на уничтожение большинства советских людей. Советский Союз планировалось расчленить и уничтожить как геостратегическую реальность. От СССР должны были отойти Прибалтика, Молдавия, Украина, Кавказ. На захваченных у нас территориях предусматривалось создание четырёх рейхскомиссариатов – германских колониальных провинций: «Остланд», «Украина», «Москва» и «Кавказ». Управлять ими должно было специально созданное «восточное министерство» во главе с А. Розенбергом. О планах оккупантов красноречиво свидетельствуют многие источники по истории Третьего Рейха, такие как обнаруженный в германских хранилищах документов план «Ост», директива «Об особой подсудности» на прежних советских территориях, «Инструкции об обращении с политическими комиссарами», а также инструкции о поведении войск Вермахта по отношению к советским военнопленным, партизанам, гражданскому населению и др.

Предусматривалось различными мерами (снижение рождаемости, некачественное питание, плохое медицинское обслуживание, непосильный труд, уничтожение традиций, культурная деградация и т. п.) сократить численность населения нашей страны в несколько раз. Лозунгом агрессоров становятся слова «русский должен умереть!». Сегодня много пишут, что полному уничтожению подлежали только евреи и ещё, пожалуй, цыгане. Но в действительности, подбодрившись шнапсом, фашистские «сверхчеловеки» не собирались разбираться в «подвидах» населявших нашу державу «недочеловеков»: русский и еврей, украинец и грузин, белорус и татарин – всех ждал один конец. Оставшиеся в живых должны были превратиться фактически в рабов.

Экономические цели агрессии сводились к ограблению СССР и планам превращения нас в аграрно-сырьевой придаток Рейха. Обо всём этом можно почитать не только у советских авторов, но и в трудах таких современных историков, как А. Дюков, а также убедиться при самостоятельном изучении планов нацистов.

Готовясь к главной в своей жизни войне – войне против нашей страны, Гитлер продолжал укреплять свои тылы в Западной Европе, сплачивая её экономический и людской потенциалы для броска на Восток. Так, совершив нападение на Польшу, Гитлер формально оказался в состоянии войны с Великобританией и Францией. Как отмечалось выше, Чемберлен гарантировал Польше её неприкосновенность. Между тремя странами существовали военные обязательства. Но действия Германии против Польши вызвали в Лондоне и Париже замешательство. Договор между Германией и СССР от 23 августа 1939 года ясно показывал, что в ближайшем будущем развязать советско-германскую войну будет проблематично, а самим воевать с нацистами и расплачиваться за свою прежнюю политику умиротворения кровью собственных солдат Западу не хотелось. Поляки гибли под гусеницами танков и бомбами фашистов, а народы Англии Франции требовали от своих правительств выполнения союзнического долга и возмездия нацистам. Но политики выжидали. Даже когда 3 сентября война немцам была наконец объявлена, военные действия на западных границах Третьего Рейха так и не начались. Война на Западе того времени вошла в историю как «странная война».

Некоторые фальсификаторы истории называют причиной «странной войны» страх западных демократий перед вой ной сразу с двумя тоталитарными диктатурами. Но простое сопоставление фактов в их хронологической последовательности свидетельствуют о другом. Между агрессией Гитлера против Польши и началом освободительного похода Красной Армии на Западную Украину и Западную Белоруссию прошло более 2 недель. Но и в эти дни англичане и французы не предпринимали действенных мер помощи своим польским союзникам.

Более того, страх перед «союзом двух диктаторов» в дальнейшем не помешал странам Запада исключить Советский Союз из Лиги Наций, не помешал англичанам поставлять оружие враждебному нашей стране фашистскому режиму в Финляндии, не помешал им же готовить бомбовые удары по нефтяным районам Баку. В конце концов англичане отказались от планов агрессии против южных рубежей СССР. Но остановил их не страх, а капитуляция белофиннов, делавшая вмешательство бриттов в советско-финский конфликт запоздавшим. Таким образом, истинной причиной «сдержанности» Лондона и Парижа в «странной войне» было стремление договориться с Гитлером и подтолкнуть его танковые клинья к походу на СССР.

Но очередная сделка за счёт интересов нашей страны на этот раз, по не вполне пока прояснённым причинам, сорвалась. Вместе с тем, «странная война» позволила немцам накопить необходимые силы и 10 мая 1940 года обрушиться на Люксембург, Бельгию, Нидерланды, Францию. Всего через два месяца Франция, обладавшая самой большой в мире 6,5 миллионной армией, капитулировала. Ещё раньше – в апреле – Германия захватила Норвегию и Данию (за исключением Гренландии и крохотных Фарерских островов). Не смогла отсидеться на своём острове и Великобритания. К концу 1940 года её города подверглись массированным налётам немецкой авиации, а суда – атакам немецких субмарин. Война пришла на землю одного из главных виновников в её вызревании, хотя десантной операции необходимой для полной оккупации Великобритании Гитлеру организовать так и не удалось.


Вопросы для самостоятельной работы по теме

  1. Как Германии, демилитаризованной по условиям Версальского договора, удалось создать мощную армию и флот, а затем начать завоёвывать Европу?
  2. Правящие круги каких стран подталкивали Гитлера к походу на Восток?
  3. Какие цели преследовал Гитлер, развязывая Вторую мировую войну?
  4. Почему отсчёт Второй мировой войны может идти с 30 сентября 1938 года?
  5. Каковы причины и значение «странной войны»?

 

Поиск

Поделиться:

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru