ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

ИНДИЯ В XVI ВЕКЕ

В начале XVI в. территория Индии была разделена на владения многочисленных мусульманских и индусских династий. Некоторые из них охватывали обширные земли и играли роль региональных лидеров (Делийский султанат, Гуджарат, Голконда, Биджапур, Виджаянагар), другие же были расположены в периферийных районах субконтинента и мало влияли на «большую политику» (Ассам, Хандеш, Малва, Бенгалия, Орисса, Синд и другие).

ДЕЛИЙСКИЙ И ГУДЖАРАТСКИЙ СУЛТАНАТЫ

Некогда могучий Делийский султанат после его разгрома Тимуром в 1398 г. охватывал только среднюю часть бассейна Ганга и Джамны. Там у власти с 1451 г. находилась афганская династия Лоди. Сикандар-шах (1489–1517) несколько расширил пределы государства и попытался приструнить афганскую вольницу, считавшую султана «первым среди равных». Начались уже позабытые к тому времени проверки налоговой отчетности, казни за растраты и хищения. Но Сикандар проявил себя и как ревностный, фанатичный мусульманин. Во время его правления вновь стали разрушать индусские храмы. Индусам было запрещено совершать религиозные омовения в Джамне, цирюльникам — брить индусских паломников. Рассказывают, что некий брахман был убит только за то, что в присутствии мусульман заявил, что его религия не хуже ислама. Сын Сикандара Ибрахим Лоди (1517–1526) попытался продолжить политику отца по укреплению власти, но его жестокость вызвала ряд восстаний. Правитель раджпутского княжества Мевар рана Санга (1509–1528, клан Сесодия) благодаря успешным действиям против Ибрахима Лоди значительно расширил свои владения за счет земель Делийского султаната. Жесткая внутренняя политика и военные неудачи султана привели к тому, что часть афганской знати пригласила вторгнуться в Индию правителя Кабула Захир-ад-дина Бабура. В 1526 г. Делийский султанат был уничтожен, и на Севере Индии возникла Могольская империя.

Расположенный юго-западнее Гуджаратский султанат достиг наибольшего могущества при Абу-л Фатх Махмуде, более известным под прозвищем (точное значение которого неизвестно) Махмуд Бегара (1458–1511). Он провел достаточно успешные реформы, пытался упорядочить управление, стремился развивать сельское хозяйство, ремесла, всячески поощрял торговлю. При нем Гуджарат превратился в процветающий край, «мастерскую Индии» и один из главных центров внешней торговли. Впрочем, именно это привлекло сюда европейцев, которые стали основывать фактории на побережье Гуджарата. Султаны Гуджарата постоянно враждовали с восточными соседями — султанатами Хандеш (между реками Нарбада и Тапти) и Малва. Успеху Гуджарата в противостоянии с Малвой способствовала внутриполитическая борьба в княжестве, в котором большую роль играли индусы, занимая ряд ключевых постов в управлении. Это вызвало соперничество с мусульманской знатью, не желающей терять политическое влияние. Кажущаяся победа индусской группировки, монополизировавшей государственное управление при султане-мусульманине, привела к оттоку мусульман из Малвы, ее ослаблению и захвату Гуджаратом в 1531 г. Тем не менее в течение XVI в. сам гуджаратский султанат постепенно слабел. Это позволило португальцам закрепиться во многих портах Гуджарата, а затем облегчило Моголам его завоевание и включение в свою империю в 1573 г.

СУЛТАНАТЫ ДЕКАНА

В центральной части Индии на смену распавшемуся в конце XV в. государству Бахманидов пришел целый ряд султанатов (Биджапур, Голконда, Ахмаднагар, Бидар и Берар), активно боровшихся друг с другом, Ориссой и расположенной южнее империей Виджаянагар. Наиболее сильными из них были Биджапур в Западном Декане и Голконда в Восточном Декане. Династии Адил-шахи в Биджапуре и Кутб-шахи в Голконде были шиитскими. Это усиливало отчуждение между ними и североиндийскими государствами, в которых основная масса мусульман принадлежала к суннитам. Деканские государства, особенно Биджапур, имели тесные отношения с шиитским Ираном. Оттуда поступали новые кадры военных, а также кони, являвшиеся в то время важным стратегическим товаром. Основную массу населения деканских султанатов продолжали составлять представители различных индусских этносов. В XVI в. на территории Голконды шел процесс культурного становления народа андхра (телугу), на территории Биджапура — маратхов.

Основатель Биджапура был женат на маратхской женщине, и она стала матерью его наследника. Индусы назначались на высокие посты в администрации. Языком официальной документации был маратхи. Привлечение маратхских территориальных вождей с их отрядами в армию султана позволяло значительно усилить ее мощь. Правда, это же обстоятельство впоследствии оказалось гибельным для государства. Усилившись, маратхские вожди повели борьбу за независимость и ослабили султанат перед лицом могольского натиска.

В Голконде индусы также играли важную роль в государстве. Ибрахим Кутб-шах (1550–1580) был женат на представительнице «телугу». Он поддерживал телужскую культуру: покровительствовал брахманам и храмам, поощрял развитие языка телугу, при его дворе творили поэты, ставшие основателями телужской литературы. Религиозные праздники обеих конфессий проводились совместно. Архитектурный стиль построек в городах того времени несет явные следы индусского влияния. Тем не менее сохранились сведения о разрушении храмов и насильственном обращении в ислам.

«АЛМАЗЫ ГОЛКОНДЫ»

Столетиями Индия славилась своими драгоценными камнями, особенно алмазами. Привлеченные рассказами о сказочных богатствах Индии, многие купцы отправлялись туда за драгоценностями. До эпохи Великих географических открытий алмазы попадали в Европу по части Шелкового пути, проходившей через Персию. Но после того как португальцы обосновались в Гоа, драгоценные камни стали экспортировать по морю в Лиссабон, а оттуда в Антверпен, где располагалась в то время главная алмазная биржа. Одно из месторождений алмазов было расположено на территории Голконды и в течение нескольких веков приносило значительный доход правителям этого государства. Богатые купцы брали на откуп алмазоносные участки и разрабатывали их при помощи наемных землекопов, отдавая губернаторам часть найденных камней. Французский путешественник Жан-Батист Тавернье (1605–1689), сам являвшийся ювелиром и несколько раз ездивший в Индию, чтобы приобрести там драгоценные камни, особое внимание в записях о своих поездках (1676) уделил рассказу об алмазных копях, различных способах обработки камней и системе торговли драгоценными камнями, оставив целый ряд интересных зарисовок.

Благодаря приморскому положению Голконда и Биджапур вели активную внешнюю торговлю. Торговые пошлины составляли важную часть государственных доходов. В 1510 г. португальцы захватили порт Гоа и прилегающие территории. В 1570 г. Али Адил-шах попытался вытеснить португальцев из Гоа, но потерпел поражение. Однако к концу XVI в. отношения Биджапура с португальцами стабилизировались. После утраты Гоа у Биджапура оставалось несколько важных портов, в том числе Чаул и Дабхол, что позволило султанату сохранить доходы от внешней торговли.

ВИДЖАЯНАГАР

К югу от деканских султанатов в начале XVI в. продолжала процветать империя Виджаянагар. С 1505 г. начинается правление новой династии, второй правитель которой Кришнадеварайя (1509–1529) снова превратил Виджаянагар в могущественное государство. Он огнем и мечом подчинил своевольных вассалов, максимально раздвинул границы империи (на севере — до р. Кришна), активно вмешивался в распри деканских султанов. Его двор стал центром наук и искусств. От его времени осталось много монументальных и красивых построек, в первую очередь в столице империи — городе Виджаянагар (совр. Хампи). Союз Виджаянагара с португальцами давал Кришнадеварайе значительные торговые и политические выгоды. Португальцы продавали лошадей для кавалерии ему, а не в Биджапур и Голконду.

Статуя Лакшми Нарасимхи. Город Виджаянагар. Индия

Но Виджаянагар не превратился в централизованное государство с разветвленным административным аппаратом. Над империей висела постоянная угроза распада. Правитель должен был поддерживать свой престиж, лично напоминая вассалам об их зависимости. В поэме «Райявачакам», предположительно отражающей реалии времени Кришнадеварайи, первый министр советует государю: «Ничего нельзя узнать, если находиться в одном месте. Необходимо… чтобы люди… знали, что Ваше Величество поддерживает свою славу, объезжая царство по всем направлениям в сопровождении армии… с тем чтобы внушать страх в сердца врагов и подчиненных владык».

Империя состояла из 10 провинций, во главе которых стояли военачальники (данданаяки). Земли раздавались наякам в омарам («кормление»). Это было условное, но довольно постоянное владение. Не имея формального права наследования, наяки нередко передавали амарам сыновьям. Наяк был обязан заботиться о развитии сельского хозяйства, ремесла и торговли в пределах имения, поддерживать порядок, содержать воинский контингент, отдавать в казну примерно 1/3 налоговых поступлений. Наяки завладели реальной властью на местах, подчинив себе и, видимо, распустив окружные общинные собрания. Со временем наяки становились более самостоятельными.

Империя Виджаянагар сыграла большую роль в развитии культуры дравидийских народов Южной Индии, прежде всего каннада и телугу. Косвенно существование империи и связанный с этим экономический подъем всего региона способствовали расцвету культуры в Тамилнаду и Керале.

Правители Виджаянагара были известны своей религиозной терпимостью. Дуарте Барбоза, португальский путешественник начала XVI в., счел необходимым специально отметить эту особенность жизни в Виджаянагаре: «Король допускает такую свободу, что каждый может жить по своей вере без всяких неприятностей и без вопросов о том, христианин ли он, или иудей, или мусульманин, или язычник. Равенство и справедливость соблюдаются всеми». Показателем терпимости служит, в частности, то, что армии противостоящих друг другу Деканских султанатов и Виджаянагара не были конфессионально однородными. В Виджаянагаре служило много мусульман. А мусульманским правителям помогали индусские князья, правившие в Ориссе и в Андхре. Впервые война против Виджаянагара была объявлена религиозной (джихадом) лишь в 1502 г., т. е. спустя полтора столетия после начала этих войн.

После смерти Кришнадеварайи титул императора перешел к его брату Ачьютарайе, а фактическая власть к Рамарадже из рода Аравиду. Рамараджа казался еще более могущественным правителем, чем все предыдущие. Он сажал на престол шахов Бидара, с выгодой для себя вмешивался в споры между деканскими султанатами. Но эта политика привела к неожиданному результату: Биджапур, Бидар, Берар и Голконда объединили свои войска и 23 января 1565 г. в битве при Таликоте (которую называют также битвой на Кришне) нанесли Виджаянагару сокрушительное поражение. Рамараджа пал в битве. Его брат Тирумала бежал в Виджаянагар, забрал собранную поколениями виджаянагарских правителей казну (для перевозки которой потребовалось 550 слонов) и отступил в Пенугонду. Он стал основателем последней династии Виджаянагара — Аравиду. В ходе наступления мусульмане разграбили и разрушили значительную часть города Виджаянагара, но затем покинули его. Тирумала вновь занял город, но не стал его восстанавливать. Столица была перенесена в Пенугонду, затем еще южнее — в Чандрагири. Тем не менее Виджаянагар все еще сохранял важные позиции в южной части Индии. При Венкате II (1586–1614) империя охватывала почти ту же территорию, что и в период расцвета, но потом началась междоусобица, в результате которой правители некогда блестящего государства стали марионетками в политической игре княжеств, возникших на его обломках. Последние императоры Виджаянагара практически не имели своих владений и жили, переезжая от одного формального вассала к другому.

ЗАХИР-АД-ДИН МУХАММАД БАБУР И ЕГО ЗАВОЕВАНИЯ

Бабур (1483–1530) принадлежал к династии Тимуридов, а мать его происходила из рода Чингисхана. Унаследовав трон в Бухаре в 11 лет, он в скором времени вступил в борьбу за Самарканд, который считался столицей Тимуридов. В 15 лет он сумел захватить столицу, однако не смог ее удержать. В Среднюю Азию в это время вторглось племя узбеков во главе с Шейбани-ханом, которые после многолетних войн уничтожили остатки Тимуридской империи. Бабур отступил в Афганистан и обосновался в Кабуле (1504). Он сумел сплотить вокруг себя афганские (пуштунские) племена. Когда борьба за Среднюю Азию была окончательно проиграна, он стал планировать поход в Индию. Этому способствовало обращение за помощью к Бабуру вассалов Ибрахима Лоди, восстановившего против себя афганскую знать. Бабур хорошо подготовился к походу, создал из пуштунов и тюрок мобильную армию, снабженную значительной артиллерией, и весной 1526 г. вторгся в Панджаб (Пенджаб), а затем пошел на Дели. На равнине неподалеку от города Панипат 21 апреля 1526 г. между армиями Бабура и султана Ибрахима Лоди произошла решающая битва.

Султанская армия была полностью разбита, и Бабур занял столицу. Но ослаблением Делийского султаната спешили воспользоваться и другие индийские государства. Бабуру удалось разгромить самого сильного из тогдашних индусских правителей на Севере рану Сангу, правившего в Меваре. После этого Бабур смог короноваться в Дели как шахиншах Индии. Он стал основателем династии, которая в европейской литературе получила название Великих Моголов. В 1529 г. Бабур разбил объединенные войска афганцев и султана Бенгалии и стал неоспоримым господином Северной Индии. Но в 1530 г. он умер, не успев завершить завоевания и создать собственную систему управления. Сын Бабура Хумаюн первоначально справлялся с трудностями, связанными с утверждением власти новой династии: он подавил несколько восстаний, разбил султана Гуджарата. Возможно, ему удалось бы удержать ситуацию под контролем, если бы не появился амбициозный враг в лице Фарида, вассала (джагирдара) в Бихаре.

ПРАВЛЕНИЕ ШЕР-ШАХА

Фарид принадлежал к патанскому (пуштунскому) роду Сур. В 1533 г. он принял титул Шер-хан и стал расширять свои владения за счет других джагирдаров и султана Бенгалии. Затем Шер-хан выступил и против Хумаюна. В результате долгой войны ему в 1549 г. удалось одолеть падишаха. Хумаюн бежал в Персию. Шер-хан короновался под именем Шер-шаха.

Шер-шах провел свое недолгое правление в походах. Он овладел всей Северной Индией, подчинив даже княжества Раджпутаны. Впервые мусульманский правитель Дели был признан сюзереном раджастханских княжеств. Однако Шер-шах не стал присоединять их к своим владениям, ограничившись размещением гарнизонов в Аджмере, Джодхпуре, Абу и Читоре. В 1545 г. Шер-шах случайно погиб при осаде крепости от взрыва своей же пушки. Шахом стал его сын, затем внук. Последний был убит своим дядей, вторым сыном Шер-шаха. Распри в семье Суров ослабили их власть, и это позволило Хумаюну вернуться. В 1555 г. он вошел в Дели и восстановил власть Моголов. Однако через год умер. Будущность империи оставалась под вопросом.

Шер-шах остался в памяти потомков не только благодаря головокружительной карьере и ярким победам. Он успел провести ряд реформ, впервые ввел в Северной Индии регулярное административное деление. Основой его стала паргана — небольшой округ, по сути, территория крупной общины. Во главе парганы стояли три чиновника — амин, шикдар и казначей, а также два писца, один из которых вел документацию на хинди, а другой — на персидском. (Персидский язык был в то время официальным придворным и литературным языком, языком культуры по всему Среднему Востоку. Таким он стал и в Индии после ее мусульманского завоевания, несмотря на то что родным языком большинства пришлых мусульман был тюркский.) Парганы объединялись в более крупные округа (саркары) во главе с военным администратором (шикдар-и-шикдаран) и гражданским чиновником (мунсиф-и-мунсифан). Саркары объединялись в провинции (суба).

Шер-шах сократил выдачу джагиров (земельных владений военачальникам) и вакфов (дарений духовным лицам). Он стремился сосредоточить сбор налогов в руках правительства и упорядочить их сбор. Был проведен кадастр земель — каждый участок должен был быть измерен и его продуктивность определена. Правительству полагалась треть урожая, которая должна была уплачиваться по выбору налогоплательщика либо в натуре, либо в деньгах. Налогоплательщик должен был подписать документ (кабулият), в котором указывались все его налоговые обязательства, и в свою очередь получить от чиновника документ на право владения (патта). Насколько эти реформы действительно были проведены в жизнь, сказать трудно, но они продолжились позже, в правление Акбара.

Была упорядочена монетная система. Серебряная рупия Шер-шаха стала на несколько веков основной монетой Индии. Много внимания уделялось развитию путей сообщения и торговли. Ликвидировались некоторые пошлины. Основные экономические центры были связаны дорогами. Вдоль них соорудили 1700 караван-сараев. Вооруженные посты (дак-чауки) на дорогах должны были охранять проезжающих от нападения грабителей. Особенно важное значение имела «шахская дорога», связавшая Бенгалию с Панджабом.

Шер-шах стал предтечей Акбара еще в одном отношении: он начал проводить политику религиозной терпимости и широко привлекать индусов на службу. Можно сказать, что именно Шер-шах заложил основы централизованной державы, которая затем просуществовала полтора столетия.

ПРАВЛЕНИЕ АКБАРА

Когда умер Хумаюн, его сыну Джалал-ад-дину Акбару было 14 лет, и он исполнял обязанности губернатора в Панджабе. До 20 лет Акбар не правил самостоятельно: значительное влияние на него оказывали Байрам-хан, энергичный и умный военачальник и администратор, который помог Акбару удержать власть, а затем его мать и жены.

Акбару удалось значительно расширить территорию империи. В 1560–1561 гг. была присоединена Малва. С 1562 г. княжество Джайпур становится одним из наиболее верных союзников Моголов в Раджпутане. Но княжество Мевар (Удайпур) оказало Акбару упорное сопротивление. В 1567–1569 гг. он осадил и взял две важнейшие крепости этого княжества — Читор (Читоргарх) и Рантхамбхор. После этой кровопролитной войны Акбару удалось установить нормальные, дружеские отношения с большинством раджпутских князей, ставших верной опорой его режима. Этому способствовала религиозная политика Акбара, направленная на консолидацию всех конфессий. Однако Мевар так и не был покорен. Рана (князь) Мевара Пратап Сингх (1572–1597) продолжал партизанскую войну до своей смерти. Только его сын Амар Сингх подчинился в 1614 г. следующему падишаху Джахангиру.

В 1572–1573 гг. к империи был присоединен Гуджарат, в 1574–1576 — Бенгалия. В 1581–1585 гг. шла война со сводным братом Акбара Мухаммадом Хакимом, который отделился в Кабуле. Афганистан был присоединен, правда северная его часть (Бадахшан) уступлена узбекскому правителю Абдулле-хану. В 80-90-е годы XVI в. Акбар присоединил Кашмир, Синд, Хандеш (который, правда, пришлось снова завоевывать в 1599–1601 гг.), Ориссу, Белуджистан и Кандагар. Долгая борьба шла с султанатом Ахмаднагар, в 1600 г. его столица была взята штурмом. Однако южная часть султаната сохраняла независимость еще несколько десятилетий.

Акбар всю жизнь вел войны, объединив Северную Индию, большую часть Афганистана и часть Декана. Однако главные его достижения заключались в установлении прочной системы управления и налогообложения, в создании атмосферы единства государства, опиравшегося на все слои имущего населения. Акбар был неутомимым работником на троне. Близкий друг и министр Акбара Абу-л Фазл, выражая мысли своего патрона, писал: «Успех управляющих ведомств и удовлетворение желаний подданных, знатных и низких, зависят от того, как падишах проводит свое время». Ежедневно Акбар созывал три заседания своих ближайших соратников или устраивал широкие приемы. Один день в неделю отводился судебным делам. Все финансовые решения принимал он лично, все назначения также производил сам.

Индия в XVI–XVII вв.

Вторым лицом в государстве был вакил, в подчинении которого находились четыре «министра»: диван, ведавший финансами и налогами, мир бахши, руководивший армиями, мир саман, ведавший мастерскими и складами, садр-ус-судур, ведавший вопросами религии и суда. Государство состояло из 15 провинций (суба), подразделявшихся на саркары. Во главе провинции стояли субадар (он же сипахсалар или назим), а также провинциальные диван, бахши и казн, или шдр, т. е. чиновники соответствующих центральных ведомств. Через них осуществлялся прямой контроль центральной власти над провинциальными делами. Правители старались придерживаться принципа «разделения властей»: военной, налоговой и религиозно-судебной.

Акбар ввел систему мансабдари, «табель о рангах». Были установлены 33 ранга, или чина (зат), называвшиеся по числу всадников, которых символически обязан был содержать каждый служащий империи. Таким образом, вся административная система выглядела как исключительно армейская. Даже жены падишаха в гареме имели воинские звания, что позволяло определять размер их содержания. В соответствии с чином служащий (мансабдар) имел право на определенное жалование, которое могло выдаваться из казны, или же в виде пожалования права на сбор налога с соответствующей территории (джагир). Акбар старался не раздавать много джагиров, сохранять большую часть земли в ведении налогового ведомства и переводить мансабдаров на денежное довольствие. Армия Акбара в период ее наибольшего увеличения насчитывала 250 тысяч человек.

Налоговая реформа Акбара имела фундаментальное значение для дальнейшего сохранения империи. Первоначально Акбар применил довольно примитивную систему откупов. В 1572 г. он разделил империю на 182 налоговых округа, каждый из которых должен был приносить по крору (10 млн) дамов (монет). Откупщики (курурии) вносили в казну эту сумму и получали право собирать налоги с округа в течение трех лет. За это время они были обязаны поднять сельскохозяйственное производство. Эта система провалилась, поскольку курурии бесконтрольно собирали все, что могли, не думая о восстановлении хозяйств. Но одновременно в течение 10 лет собирались данные об урожайности различных культур во всех провинциях и районах, где это было возможно. Была определена средняя урожайность за эти годы. Фиксировались цены на базарах, и определялась средняя цена единицы продукта. Затем треть среднего урожая выражалась в деньгах по средней цене, и эта сумма накладывалась на каждый участок. На окраинах империи сохранялись более примитивные системы. В Нижнем Синде, афганских районах и в Кашмире налог оставался натуральным и выплачивался долей урожая. В Бенгалии ставки определялись на глазок, при помощи так называемой «оценки».

Соратник Акбара Абу-л Фазл составил большой труд «Айин-и Акбари», в котором собрал статистические данные по всем провинциям империи, что позволяет получить представление о социальном строе страны и ее экономической системе. В империи жило примерно 100 млн человек. Из них примерно 1 млн составлял верхний слой — военачальники и раджи со своими войсками. Они жили в основном в городах, занимая там господствующее положение. Городское население в целом, включавшее ремесленников, купцов, слуг и маргинальные слои, составляло 15 %. Городская экономика подпитывалась средствами, поступавшими из села в виде налогов.

Политика Акбара в отношении немусульман была примером веротерпимости. Он поставил своей целью преодолеть враждебность индусов и мусульман, создать атмосферу уважения к чуждым мусульманам религиозным воззрениям, превратить верхи индусской общины, брахманов и раджпутов, в социальную опору власти. В 1570 г. Акбар начал строительство новой столицы недалеко от Агры, города Фатехпур-Сикри, в архитектуре которого органично слились индусские и мусульманские стили. Одним из зданий было Ибадат-хане (букв. «Дом богослужений», или «Дом ритуалов»), служившее местом теологических дискуссий. В нем Акбар восседал на троне в середине павильона, а на круговой галерее вокруг собирались и вели религиозные диспуты мусульманские улемы разных толков, брахманы, джайны, парсы и даже монахи-иезуиты, которых Акбар специально пригласил из Гоа.

Он официально провозгласил солх-и-кул — принцип веротерпимости. Раджпуты и брахманы стали непременной составной частью двора. Поощрялось изучение индуистских культов, было разрешено строительство индусских храмов, проведение индусских празднеств. В 1562–1564 гг. были отменены налог на индусских паломников и джизъя — подушная подать с немусульман. Был запрещен убой коров, тем самым государство демонстрировало, что оно уважает религиозные чувства индусов. С 1580 г. Акбар стал появляться на приемах с брахманским знаком на лбу. При этом он оставался правоверным мусульманином, правда, последователем суфиев и в то же время сторонником рационального подхода к религии. В сентябре 1579 г. он объявил себя высшим авторитетом в вопросах ислама, а затем основал новую религию Дин-и-иллахи («Божественная вера»). Вряд ли он хотел религиозно объединить индусов и мусульман, выработав систему верований, приемлемую для всех. Никаких мер по привлечению индусского населения к новой религии не проводилось.

Стремление к пониманию религиозной истины за пределами узких рамок традиционного ислама, интерес к индусской культуре, поиски общих духовных ценностей сопровождали весь «мусульманский» период истории Индии. Шел процесс синтеза конфессионально различных культур. Особенно ярко он проявился при Акбаре, когда довольно большая группа высокообразованных людей составила окружение императора. Мусульманские законники встретили все эти нововведения резкими протестами. В 1580–1584 гг. вспыхнуло восстание в Бенгалии и Бихаре под лозунгами «защиты ислама». Кази (от арабского кади — судья) Джаунпура издал фетву, обвиняя Акбара в вероотступничестве. Еще одно восстание против «неверного» падишаха поднялось в Кабуле. Восстания были подавлены, мятежные муллы понесли суровые наказания, но Акбару пришлось пойти на некоторые уступки. Он перестал собирать вокруг себя немусульманских богословов (кстати, Фатехпур-Сикри с его Ибадат-хане к этому времени был оставлен, поскольку оказалось, что в его окрестностях нет запасов воды, достаточных для жизни большого города), стал отпускать средства на строительство и ремонт мечетей.

Период правления Акбара — это время хозяйственного расцвета. Умеренные налоги способствовали подъему сельского хозяйства и ремесла. Росла внутренняя и внешняя торговля. Акбар снизил пошлины до 2,5 % и отменил все дополнительные поборы с торговцев и акцизы. Его система управления, постепенно размываясь, все же позволила Могольской державе оставаться могущественным государством еще целый век. Укрепление государства и экономический расцвет способствовали развитию блестящей культуры при могольском дворе, монументальному строительству.

АРХИТЕКТУРА ЭПОХИ МОГОЛОВ

Во время правления Шер-шаха происходил переход от архитектуры периода Делийского султаната к могольской. От него сохранились остатки крепости Пурана-кила в Дели и гробница Шер-шаха в Сасараме (Бихар). В гробнице Хумаюна, выстроенной на окраине Дели, специалисты видят персидский по происхождению замысел в индийской интерпретации.

В период Акбара влияние индийских архитектурных канонов и приемов значительно усилилось. В основном его строительство имело практическое направление — крепости, караван-сараи, школы и мечети. Наиболее известны крепости в Агре (построенная в 1565–1573 гг.), в Лахоре и в Аллахабаде. Особое место в архитектурной истории Индии занимает Фатехпур-Сикри, заложенный недалеко от Агры в 1570 г. Здесь в полной мере была осуществлена идея синтеза индусской и мусульманской архитектур. Здания в чисто мусульманском стиле с арками и куполами перемежались с дворцами с балочными перекрытиями, характерными для индусских зданий.

Фатехпур-Сикри. Часть дворцового комплекса императора Акбара. Индия

В этот период создавались многочисленные литературные произведения на хинди, панджаби, бенгали и ряде других новоиндийских языков. Их авторами были как индусы, так и мусульмане. Индусы слагали стихи по-персидски. Многие классические индусские сочинения были переведены на персидский. При дворе Акбара работал целый переводческий цех. Популярным литературно-историческим жанром стали жизнеописания правителей. Создатель империи, Бабур, составил автобиографию на чагатайском языке. Позднее она была переведена на персидский и стала известна как «Бабурнаме». Друг и соратник Акбара Абу-л Фазл Аллами стал автором биографии великого императора — «Акбар-наме». Хроника событий тех времен была создана и политическим противником Акбара — Бадауни. Развитие историописания и литературы сопровождалось расцветом блестящей могольской книжной миниатюры, вобравшей в себя персидские традиции, но затем обогащенной различными индийскими влияниями. Император Акбар, сам увлекавшийся живописью, зачастую лично контролировал работу своей мастерской, занимавшейся составлением и иллюминированием манускриптов.

ВКЛЮЧЕНИЕ ИНДИИ В МИРОВУЮ ТОРГОВЛЮ

Начало проникновения европейских купцов в Южную Азию относится к самому концу XV в., когда эскадра Васко да Гамы, обогнув мыс Доброй Надежды, 17 мая 1498 г. бросила якоря в порту города Кожикоде (Каликут) на западном побережье Индии. Вскоре португальцы основали несколько факторий по обоим побережьям Индии, а также на о. Цейлон. В 1510 г. Афонсу д’Албукерки захватил у Биджапура остров Гоа, который стал административным центром всех португальских владений к востоку от мыса Доброй Надежды. Д’Албукерки был назначен вице-королем так называемой «Португальской Индии», которая состояла из отдельных анклавов на восточном берегу Африки, в устье Красного моря и Персидского залива, на побережье Индии и Цейлона, на Малайском полуострове и в Китае. Появление португальцев на западном берегу привело к столкновениям и кровопролитию. Но в масштабах Индии это были мелкие стычки, не имевшие большого резонанса. Проникновение европейских купцов на рынки Южной Азии не очень обеспокоило индийских правителей. Они решали свои задачи, в лучшем случае учитывая, что на территории Индии появилась еще одна сила, которую можно использовать. Союз Виджаянагара с Португальской Индией значительно облегчил португальцам ведение торговли по всей Южной Индии и помог Виджаянагару долгое время сопротивляться натиску с севера.

 

Поиск

Поделиться:

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru