ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

СКАНДИНАВСКИЕ СТРАНЫ В XV–XVI ВЕКАХ

Позднесредневековые границы скандинавских королевств — Дании, Швеции и Норвегии — не вполне совпадали с нынешними. Дания на протяжении большей части Средневековья включала, помимо Ютландского полуострова и ряда островов (Зеландия, Фюн и др.), области на юге Скандинавского полуострова — Сконе, Халланд и Блекинге, ныне входящие в Швецию.

Области Херьедален и Емтланд в центральной Скандинавии (ныне западная Швеция) входили в Норвежское королевство. Норвегии принадлежали также Исландия, Фарерские и Оркнейские острова. Шведское королевство, кроме Швеции, включало в себя Финляндию. Спорным владением являлся остров Готланд в Балтийском море. Сначала он подчинялся шведской короне, но в середине XIV в. был завоеван датчанами.

Многое в истории скандинавских королевств было схоже. Близкими являлись языки, культура, менталитет, социальный и политический строй, экономика. Однако различались природно-географические условия и связанный с ними хозяйственный уклад. В Дании, открытой, равнинной стране с мягким климатом, имелись хорошие условия для земледелия; использовались и двуполье, и трехполье. В лесистой Швеции господствовало двуполье; трехполье практиковалось в отдельных местностях. На Севере страны, где в течение Средневековья активно шла расчистка лесов, использовалось старинное подсечно-огневое земледелие. Большую роль в хозяйстве и общественной жизни Швеции сыграли горнорудные районы на Западе и Северо-Западе (области Вермланд, Даларна), где добывались медь, железо, а позднее и серебро. В гористой Норвегии, где хозяйственные возможности были ограниченными, немалое значение имело перегонное скотоводство. Всюду сохраняли важную роль рыболовство и охота.

Различалась численность населения. Наименьшей она была в Норвегии, наибольшей в Дании. Демографические и экономические различия (а также давность и прочность связей с развитыми европейскими регионами) сказывались на политической ситуации. В Средние века самым сильным скандинавским государством, наиболее интегрированным в европейскую политику и культуру, являлась Дания. Менее сильная Швеция все же успешно противостояла Дании или же сотрудничала с ней. Достаточно консервативная, но в то же время открытая для новшеств Норвегия пережила в XIII — начале XIV в. кратковременный расцвет, однако затем попала в зависимость от Дании и утратила самостоятельность.

Для скандинавских государств XV–XVI вв. — это, по сути, два периода, границей между которыми являются 20-е годы XVI в. В течение первого периода развитие Дании, Швеции и Норвегии во многом сохраняло средневековый характер. Второй период являлся этапом общественных изменений, хозяйственных, административных, политических и правовых реформ, связанных с Реформацией, Ренессансом, становлением абсолютизма, крупным предпринимательством. Но некоторые предпосылки этих перемен сложились еще в течение предыдущего периода — в XV — начале XVI в.

В зрелое Средневековье (применительно к Скандинавии примерно XII–XIV вв.) в Дании, Норвегии и Швеции оформился местный вариант общества, которое многие историки называют феодальным. Из древней родовой и служилой знати, из верхушки сельских общинников и отчасти из иноземцев и их потомков сформировалось неподатное сословие — фрельсе (букв, «свободное»). Светское фрельсе (рыцари и младшие рыцари — вэпнары, свены) владело поместьями на условии рыцарской службы королю. Духовное фрельсе, клир, формально не несло обязательств перед светской властью, хотя на практике нередко должно было с ней сотрудничать.

Земельные владения светского и духовного фрельсе обрабатывали крестьяне-арендаторы. Лично свободные, они находились в поземельной зависимости от землевладельца. Арендатор заключал с собственником договор на несколько лет. За пользование землей вносил ежегодную плату натурой, возводил постройки, отрабатывал небольшую барщину; за заключение договора платил взнос — «дар». Поместья фрельсисманов и обрабатывающие их арендаторы были освобождены от регулярных налогов в пользу короны. Однако арендаторы по обычаю платили королю экстраординарные подати.

Значительную часть угодий составляли тягловые земли. Их возделывали общинники-бонды — свободные сельские домохозяева. Бонды платили регулярные налоги и экстраординарные подати, участвовали в строительстве и ремонте кораблей, замков, крепостей, дорог, мостов, изгородей; в случае внешней агрессии служили в ополчении. Зажиточные бонды, способные нести рыцарскую службу, могли перейти в неподатное сословие. В свою очередь, обедневшим фрельсисманам разрешалось покинуть свое сословие и стать бондами, что подчас имело место.

Во главе государств стояли суверены европейского типа — короли «милостью Божьей». Порядок восхождения на престол различался. В Норвегии с XIII в. существовала наследственная монархия, в Швеции и Дании должность короля надолго сохранила выборный характер. Фактически суверена избирали светские и духовные аристократы. Официальные же выборы осуществлялись на собраниях представителей регионов и сословных групп. Новоизбранный король приносил присягу, обязуясь покровительствовать Церкви, блюсти мир, заботиться о подданных.

Обретя власть, король формировал (как правило, из аристократов) Государственный совет — риксрод, вводя новых членов взамен выбывших. С риксродом монарх был обязан совещаться при принятии важных решений. Нередко риксрод превращался в могущественный орган, стремящийся диктовать правителю свою волю. Бывало и наоборот: риксрод утрачивал реальную власть, подолгу не созывался. В число советников входили назначаемые королем сановники: дроте (верховный судья, помощник короля), марск (верховный военачальник) и канцлер (часто из епископов).

Король жаловал фрельсисманам лены: земельные держания, в Скандинавских странах (до середины XVI века) срочные, как правило, пожизненные. Лены давались за службу, за заем, а также на условии регулярных отчислений короне фиксированных сумм либо излишка доходов. Особо ценились престижные, стратегически и экономически важные замковые лены. Борьба за них сыграла огромную роль в истории Скандинавии.

Города в Скандинавии были невелики. Крупнейшие: Копенгаген, Мальмё, Рибе, Стокгольм, Кальмар, Берген — насчитывали по нескольку тысяч жителей. Тем не менее города играли важную роль. Возглавляемые выборными бургомистрами и магистратами, они, как правило, подчинялись короне, интересы которой представляли королевские фогды. Специфической чертой многих северных городов был их биэтнизм — наличие как скандинавского, так и немецкого населения. В некоторых городах, например в Бергене и Стокгольме, бюргеры-немцы долго занимали ведущие позиции.

В политической жизни Скандинавских стран большое значение имели собрания представителей элиты и народа — тинги, херредаги («съезды господ»), а в позднее Средневековье — так называемые всеобщие собрания (allmant mote) или риксдага. Такие собрания созывались для принятия особо важных решений: избрания, утверждения или свержения государя, введения чрезвычайных налогов, разрешения конфликтов и кризисов. Отчасти такие собрания были своего рода продолжением древних демократических традиций. Но, как правило, тинги, херредаги и риксдага использовались королями, регентами и аристократами, которые, обращаясь к делегатам от сословий, добивались выгодных для себя резолюций.

Важнейшим событием скандинавской истории явилось заключение в 1397 г. в Кальмаре унии Дании, Швеции и Норвегии. Всеми тремя странами должен был править общий монарх. После смерти короля следовало сообща избрать нового. Государства, сохраняя внутреннюю самостоятельность, заключали союз, обязывались проводить общую внешнюю политику, оказывать друг другу военную помощь. Уния усилила скандинавов и подняла их престиж. Однако она оказалась неравноправной. Наибольшие выгоды получила Дания, правители которой, возглавив союз, стремились превратить его в сильное, централизованное скандинавское государство, имеющее вес на международной арене и обладающее заветным для Дании господством на Балтийском море (dominium maris baltici).

Уже политика первых союзных правителей породила недовольство — особенно в Швеции, но также в Дании с Норвегией. Возмущение вызывали поборы, порча монеты, пожалование ленов и должностей иноземцам и людям низкого происхождения, несоблюдение привилегий фрельсе, нарушение законов. Шведов и норвежцев возмущал вывоз в Данию денег, ценностей, документов и собранных налогов. Духовенство было недовольно нарушением церковных привилегий. Магнатам требовались гарантии благосостояния и власти: регулярные созывы и реальные полномочия Государственных советов, назначение на государственную службу, ленные пожалования, искоренение финансовых и фискальных злоупотреблений.

Политические интересы магнатов различались. Датские аристократы в основном стремились к сохранению унии, возглавляемой датским монархом. В Швеции сформировались два крыла аристократии. Одно, продатское, хотело видеть короля, который находился бы «далеко» — в Дании, не вмешивался в политику магнатов, соблюдал привилегии, жаловал лены. Другое крыло сделало ставку на правителя из своей среды, на которого местные магнаты могли бы опереться. В национальном правителе были заинтересованы и мелкие дворяне, бюргеры, горные мастера, крестьяне. Народ верил, что правитель-швед сократит налоги, отменит обременительные поборы, защитит от произвола. Схожая расстановка сил присутствовала в Норвегии.

Скандинавия в XVI — первой половине XVII в.

Король Дании Кристиан I (1448–1481), добившись выгодной унии с Норвегией, стремился утвердиться и на шведском троне. Однако в Швеции в результате сложной политической борьбы к власти пришел Стен Стуре Старший, провозглашенный регентом. В 1471 г. он разбил датчан в битве при холме Брункеберг (близ Стокгольма). Вокруг Стена Стуре сплотились часть дворян, бюргеры, горняки и свободные крестьяне — все, кто хотел, чтобы Швеция была независимой и имела сильного правителя. В 1472 г. Швеция и Дания заключили мир. Возобновились переговоры о союзном монархе. После смерти Кристиана I переговоры продолжились при его сыне короле Хансе (1481–1513). В созданных в ходе переговоров документах перечислялись условия, на которых норвежские и шведские магнаты признавали власть датского монарха. Королю предписывалось править в соответствии с законами, не отдавать в залог замки, города и лены, не вмешиваться в дела церкви, не сокращать имущество и доходы короны. Результаты переговоров были различны. В Норвегии Ханс взошел на престол. В Швеции компромисса достигнуть не удалось. Противостояние с Данией, то и дело перераставшее в военный конфликт, сохранилось при новом регенте Сванте Стуре.

После смерти Сванте Стуре (1511 г.) в Швеции началась борьба за власть между Стеном Стуре Младшим (сыном Сванте) и аристократом Эриком Тролле (из датско-шведского рода Тролле), ставленником противников покойного регента. В конце концов Стен Стуре Младший был провозглашен правителем Швеции на условии уступок магнатам.

Между Швецией и Данией вновь начались переговоры — и вновь безуспешно. В 1517 г. Стен Стуре Младший отверг предложенные условия мира. Вскоре король Кристиан II (1513–1523), сменивший на датском троне отца, короля Ханса, заручившись международной поддержкой, в том числе заключив союз со Священной Римской империей и с Московской Русью, возобновил войну со Швецией. К этому времени в Швеции произошло важное изменение. Был избран новый архиепископ — Густав Тролле, сын Эрика Тролле, соперника Стена Стуре. Начался закономерный конфликт архиепископа и правителя. Стен Стуре конфисковал спорные владения и начал осаду замка, где пребывал архиепископ. В этих условиях военные действия датского короля были поданы как защита духовенства.

Поход Кристиана II на Швецию летом 1517 г. окончился поражением датских войск. Воспользовавшись успехом, Стен Стуре и его сторонники созвали риксдаг, который вынес беспрецедентное решение: низложить архиепископа и разрушить спорный замок. Участники риксдага письменно обязались сообща нести ответственность за принятые решения, даже если последуют санкции со стороны Рима. Одновременно Стен Стуре развил успех, нанеся датским войскам новое поражение.

Но Кристиан II и папа римский Лев X продолжили борьбу против шведского регента. Стен Стуре и его сторонники были отлучены от Церкви и преданы анафеме, на Швецию был наложен интердикт. Новое вторжение датской армии в Швецию увенчалось военным успехом датчан. Стен Стуре умер от раны. Часть аристократов вступила в переговоры и признала власть Кристиана II в обмен на амнистию. В сентябре 1520 г. на условии амнистии капитулировал Стокгольм.

СТОКГОЛЬМСКАЯ КРОВАВАЯ БАНЯ

Вскоре наступила развязка. 4 ноября 1520 г. Кристиан II короновался на шведский престол. Спустя три дня, по истечении торжеств, в присутствии короля и его гостей была оглашена жалоба архиепископа Густава Тролле. Покойный Стен Стуре и его сторонники обвинялись в ереси, насилии над клириками, грубом нарушении интердикта. В ходе расследования обнаружилась улика: постановление риксдага о принятии коллективной ответственности за действия против архиепископа. Вечером 7 ноября группа духовных лиц (по-видимому, под давлением со стороны короля) постановила, что покойный регент и его сторонники — злостные еретики. Наутро в Стокгольме (а позднее в других городах и местностях Швеции) состоялись казни: жизни лишились около 100 человек. Были казнены несколько духовных лиц (в том числе два епископа), множество дворян и их слуг, а также бюргеров.

Историки по сей день спорят, кто явился главным виновником «Стокгольмской кровавой бани» и в чем заключалась цель этой расправы. По-видимому, более всех в расправе был виновен Кристиан И, стремившийся отчасти уничтожить, отчасти запугать оппозиционеров, а также обогатиться, конфисковав имущество казненных. Жалоба архиепископа в таком случае использовалась как предлог, а разбирательство, учиненное духовными лицами, носило характер фарса.

«Стокгольмская кровавая баня» стала не только трагедией, но и вехой скандинавской истории. Она скомпрометировала Кристиана II, послужила основанием для свержения этого короля, дала толчок народному движению за окончательный выход Швеции из унии.

Вскоре после ноябрьской трагедии вспыхнуло восстание на юге Швеции — в Смоланде, а потом на Северо-Западе — в Даларне. Народную войну возглавил молодой дворянин Густав Эрикссон Васа (Ваза), вскоре, в 1521 г. избранный регентом Швеции. Для борьбы с датчанами Густав Васа получил военную помощь от Любека. Помощь была предоставлена в долг; Любеку были даны привилегии, позволявшие контролировать торговлю Швеции на Балтике. 6 июня 1523 г. на риксдаге в Стренгнесе Густав Васа (возможно, при поддержке представителей Любека) был провозглашен королем Швеции (1523–1560). Так наступил конец Кальмарской унии: Швеция навсегда стала самостоятельным государством.

Тем временем датские дворяне, недовольные централизаторской политикой Кристиана II, свергли этого короля (также при поддержке Любека!). Кристиан II покинул Данию. Королем стал его дядя Фредерик I (1523–1533). Военные действия продолжались. Шведские войска заняли области в Восточной Норвегии и на Юге Скандинавии, попытались отвоевать остров Готланд. Мир был заключен в 1524 г. при посредничестве Любека; шведам пришлось отказаться от претензий на Готланд и другие спорные территории.

Для обоих монархов пришло время решения внутренних проблем. Прежде всего, следовало усилить королевскую власть, укрепить финансы. Добиться этого удалось во многом благодаря «королевской Реформации».

У Реформации в Скандинавии имелись предпосылки. Здесь правители давно (и небезуспешно) стремились подчинить Церковь в своих странах вопреки средневековому принципу «свободы Церкви». В ходе борьбы накануне Реформации (особенно после Стокгольмской кровавой бани) пошатнулся авторитет католических прелатов и самого римского папы. К тому же популярность обрели новые идеи: человек получает спасение благодаря обращению к Богу, чтению Писания и жизни по нему, а не посредством обрядов и милостыни. Духовенство и миряне все меньше противопоставлялись, все больше воспринимались как единое целое — сообщество христиан.

Такие идеи, близкие к учению реформаторов, привлекали светские власти, часть дворян, бюргеров и клириков. Еще до Реформации в Дании и в Швеции планировались преобразования, которые, меняя отношения церкви и остального общества, сулили выгоды властям и дворянству. Интересы в церковных реформах имели и бюргеры: им не хотелось делать крупные пожертвования в пользу церквей и монастырей; к тому же монастыри являлись торговыми конкурентами городов. Сыграла свою роль близость Скандинавии к Германии — родине Реформации. Скандинавы, интегрируясь в Балтийский регион, реагировали на изменения и усваивали новшества.

В начале 20-х годов XVI в. лютеранские идеи стали распространяться среди бюргеров Копенгагена, Виборга, Мальмё, Стокгольма, Бергена и других торговых городов, а также среди части духовенства. Временную популярность обрели также идеи радикальных реформаторов — анабаптистов; в некоторых городах имели место беспорядки, иконоборческие погромы.

Параллельно со спонтанным (хотя не таким масштабным, как в Германии) распространением новых идей началась их проповедь богословами. Последователи Лютера датчанин Ханс Таусен и швед Олаус Петри критиковали католические доктрины, пропагандировали лютеровское учение о спасении милостью Божьей. А короли Дании и Швеции Фредерик I и Густав Васа были заинтересованы в выгодах, которые сулила Реформация, но стремились избежать народного недовольства и раскола общества. На первых порах они формально придерживались консервативных взглядов, но на деле покровительствовали реформаторам, готовили крупные преобразования. По-видимому, образцом для датского и шведского королей явилась Пруссия, соседка скандинавов на Балтике.

Первые постановления, касающиеся реформ Церкви, были приняты на сословных собраниях: в Дании на «съездах господ» (херредагах) в Оденсе (1526 и 1527 гг.); в Швеции на риксдаге в Вестеросе (1527 г.). Королям, фактическим поборникам реформ, противостояла духовная и светская оппозиция. И первые реформы, касающиеся вероучения, явились умеренными. В Дании король взял под покровительство как древнюю церковь, так и новую, отложив окончательное решение вопроса о вере. В Швеции была принята резолюция о «чистой проповеди Слова Божьего» — о разрешении (фактически, о пропаганде и внедрении) лютеранского учения.

Более решительный характер носили постановления шведского риксдага 1527 г. в отношении имущества и прав Церкви. Епископы и соборные капитулы были обложены налогом; к короне перешли епископские штрафы; монастыри были отданы под управление светских опекунов. Участники риксдага постановили вернуть дворянам земли, проданные, заложенные или подаренные Церкви. Были упразднены правовые преимущества духовенства, ограничены свиты епископов. В наибольшем выигрыше оказалась корона, к которой перешли отчужденные земли, не имевшие законных наследников, а также многие церковные доходы.

Реформы, выгодные части элиты, не находили понимания у народа, особенно у крестьян, страдавших от поборов, дороговизны, нехватки необходимых товаров и ничего не получавших при нововведениях. Возмущение вызывала конфискация церковных ценностей, снятие колоколов, изъятие икон, закрытие монастырей. Поборников нового учения обвиняли в святотатстве, безумии, попытках вернуться к язычеству. Эти настроения подогревались оппозиционерами монархов-преобразователей — прелатами и некоторыми дворянами, которые использовали народную борьбу в своих интересах. В конце 20-х — начале 30-х годов XVI в. в Ютландии, Даларне, Смоланде, Вестеръетланде вспыхнули народные восстания, направленные против политики королей-реформаторов; подавить их удалось лишь с большим трудом.

Во внешней политике Скандинавских стран распад Кальмарской унии и начало Реформации были связаны с так называемой «графской распрей». После смерти Фредерика I в Дании возникли разногласия относительно его преемника. Одним из претендентов являлся сын короля герцог Кристиан. Но он покровительствовал протестантам, и большинство членов Государственного совета (в то время консервативных католиков) воспротивились его избранию. Тем временем в Любеке борьба между олигархами-католиками и демократической протестантской оппозицией завершилась победой протестантов. Новое руководство повело вооруженную борьбу с конкурентами Любека голландцами и обратилось за помощью к Дании и Швеции. Прокатолический датский риксрод ответил отказом. Но многие бюргеры (особенно в крупнейших торговых городах Копенгагене и Мальмё), сторонники Реформации и противники католического Государственного совета, поддержали Любек. В Данию вторглись наемные войска Любека во главе с графом Кристофером Ольденбургским (отсюда название «графская распря»). Кристофер Ольденбургский действовал от имени короля-изгнанника Кристиана II, сохранившего притязания на датский, норвежский и шведский престолы (и успевшего стать протестантом!). Любекцы рассчитывали: ставленник, обретя власть, отдаст Любеку контроль над проливом Эресунн и право взимать там пошлины. Внешняя агрессия сопровождалась гражданской войной между сторонниками и противниками Кристиана II. Интервенты использовали народное недовольство датской аристократией, провоцировали восстания, убийства дворян и сожжение усадеб.

Ситуацией воспользовались шведы, желая аннулировать торговые привилегии Любека и не уплачивать остаток долга. Швеция вступила в войну на стороне герцога Кристиана, которого датские дворяне избрали королем (Кристиан III, 1535–1559). Любек потерпел поражение. А вскоре в городе произошел новый переворот: к власти вернулась патрицианская, консервативнокатолическая партия.

В 1536 г. Любек заключил мир с Данией и Швецией. Привилегии его в Швеции были аннулированы; позиции этого ганзейского города на Балтике пошатнулись. Отношения между скандинавскими королевствами на время улучшились. Это нашло отражение в заключенном в 1541 г. договоре об оборонительном союзе Швеции и Дании. Скандинавские монархи получили возможность сосредоточиться на внутренних проблемах, закрепить успехи, усилить свою власть, стабилизировать обстановку и пополнить казну. Одним из путей являлось завершение Реформации.

В Дании, казалось бы, этот путь был труден: ведь королю-реформатору вновь противостояли магнаты-католики. Но вскоре после «графской распри» Кристиан III совершил так называемый «государственный переворот». 12 августа 1536 г. он взял под стражу всех епископов. Потом епископов освободили, обязав не противиться преобразованиям. 30 октября 1536 г. открылся риксдаг, участники которого — более 1200 делегатов от дворян, бюргеров и крестьян — согласились с нововведениями в отношении Церкви. Епископы были отстранены от должности, на смену им пришли специальные должностные лица — суперинтенданты. Епископские земли, согласно постановлениям риксдага, подлежали отчуждению в пользу короля.

«Переворот» 1536 г. был осуществлен в интересах короля и тех датских дворян, которые сотрудничали с ним. Главным результатом стало увеличение земель датской короны: от одной шестой всей территории страны до более чем половины. Суперинтендантов впоследствии переименовали в епископов. По сути же это были выборные лица, не входившие в Государственный совет и не вмешивающиеся в «большую» политику. Духовные лица стали назначаться на выборной основе: епископов избирали клирики диоцезов, пробстов — приходские священники, настоятелей приходских церквей — прихожане.

В связи с реформами на риксдаге 1536 г. был поднят вопрос о Норвегии. Королевская резолюция гласила: Норвегия должна утратить независимость, как некогда ее утратили провинции, входящие в Данию. Норвегия, номинально сохранив статус королевства, потеряла самостоятельность и перешла под управление датской администрации. На Норвегию распространились положения о реформе датской Церкви; языком богослужения стал датский; в страну были направлены датские суперинтенданты.

Увеличение земель датской короны сопровождалось изменениями в ленной политике. Если при Фредерике I большинство ленов давались за службу, без административно-финансовых обязательств ленника в отношении короны, то при Кристиане III большинство ленов уже жаловались на условии регулярных отчислений части доходов в казну. С конца 40-х годов XVI в. многие датские ленники довольствовались фиксированной суммой, отсылая излишки королю. Лены округлились, утратили срочный характер, став, как во многих европейских странах, наследными держаниями. Увеличилась доля короны в нерегулярных поступлениях, таких как судебные штрафы. К короне перешла епископская доля церковной десятины.

Вследствие этих мер доходы датской короны резко возросли. Но финансовые затруднения продолжались: в сложной международной обстановке требовалось содержать армию наемников. Только в 1555 г., когда после заключения Аугсбургского мира напряженность в Европе ослабла, датский король смог распустить большую часть наемников и оздоровить финансы, сократив военные расходы.

В Швеции, как и в Дании, корона существенно обогатилась за счет церковной собственности. Земли, отчужденные королем у Церкви, отчасти перешли под управление администрации Густава Васы, отчасти были розданы в лен. Характер ленов (опять же, как и в Дании) менялся: держания давались на условии выплат; фактически уменьшалась разница между ленниками и королевскими служащими. С епископами, капитулами и монастырями король заключил договоры о налогах, по сути приравняв и высших духовных лиц к подотчетным ленникам короны. В казну стали также поступать отчисления от церковных штрафов и рента крестьян-арендаторов бывших церковных земель.

Но (вновь, как и у датского короля) велики были расходы, прежде всего военные. После «графской распри» Густав Васа оставил на службе часть иностранных наемников, завербованных на время войны, создав постоянное профессиональное войско. Король укрепил ряд замков и крепостей, построил еще несколько с применением фортификационных новшеств. Началось строительство флота. Военные расходы росли; покрыть их, помимо налогов, ренты, штрафов и поборов, позволяли добыча серебра, экспорт шведских товаров (который значительно вырос) и торговые пошлины.

Сходство с Данией проявлялось и в том, что вследствие реформ усилился не только монарх, но и его сподвижники. Особенно это касалось «королевских родичей» — родственников и свойственников. Этот круг возник в том же 1536 г., когда Густав Васа (вторым браком) женился на шведской аристократке Маргарете Лейонхувуд. Сподвижниками Густава Васы стали и новые советники из немцев, такие как опытный юрист канцлер Конрад фон Пюхю или образованный померанский дворянин Георг Норман. Вообще период с середины 30-х по начало 40-х годов из-за особенно сильного влияния немцев на Швецию получил название «немецкое время».

«Новые люди» провели реформы управления (схожие с аналогичными датскими): усовершенствовали канцелярию (добавив к ней «немецкую канцелярию» — прообраз министерства иностранных дел), реорганизовали казначейство, которое теперь состояло из двух палат — счетной и доходно-расходной. Преобразованной канцелярией управлял совет из трех человек. Реорганизации подвергся и риксрод: из шведских аристократов и немецких советников был создан Правительственный совет во главе с фон Пюхю.

Возвышение новых соратников сопровождалось опалой старых. Зимой 1539/1540 г. состоялся суд над реформаторами Олаусом Петри и Лаврентиусом Андреэ, обвиненными в государственной измене. Они были приговорены к казни и помилованы на условии штрафов. Обвинение, вероятно, было фиктивным: Густава Васу не устраивала независимая позиция реформаторов первого поколения, отказ от официального ура-патриотизма, критика короля, попытки вмешиваться в политику.

Новый лидер шведской церкви Георг Норман стал суперинтендантом — в данном случае, должностным лицом, получившим назначение от короля и подотчетным ему. Суперинтендант смещал нерадивых священников и назначал новых, надзирал за духовными лицами, следил, чтобы они проповедовали покорность властям. По всему королевству Норман произвел инспекцию церквей, конфисковав в казну огромное количество серебряной утвари.

Политика Густава Васы — опора на иноземцев, реформа церкви, изъятие реликвий и поборы — вызвала новый взрыв недовольства. Вновь очагом борьбы стал юг Швеции. В Смоланде началось крестьянское восстание, возглавленное Нильсом Даке. Многочисленные организованные повстанцы добились внушительных успехов. В ответ король применил испытанные методы: вступил в переговоры, выиграл время, повел контрпропаганду. Заключив перемирие, Густав Васа локализовал восстание, осуществил блокаду мятежного региона, собрал войско из наемников и ополченцев. Возобновив военные действия, король нанес крестьянам несколько поражений. Вождь движения был убит, восстание подавлено. Большинство повстанцев получили помилование, уплатив крупные штрафы. Многие, целыми отрядами, перешли на службу королю. Теперь регулярное войско, созданное Густавом Васой, состояло не только из иностранцев, но и из шведов.

Восстание Нильса Даке повлекло частичный отход властей от реформ «немецкого времени». Были упразднены государственные органы, созданные по немецким образцам, отменена должность суперинтенданта, восстановлен епископат. Риксрод возродился в прежнем виде, вернул свои полномочия. Ьыл реабилитирован Олаус Петри, ставший настоятелем Стокгольмской городской церкви. Конрада фон Пюхю приговорили к пожизненному заключению за растрату и другие проступки. Возможно, на фон Пюхю просто была возложена ответственность за общие злоупотребления и просчеты.

После мятежа Даке для Швеции настало время стабилизации, укрепления финансов и мирного строительства. Это было и время кардинальной политической реформы: введения наследственной монархии. На риксдаге 1544 г. делегаты постановили, что престол должны наследовать потомки Густава Васы по прямой мужской линии. Первым наследником стал Эрик (Эрик XIV, 1560–1568), сын Густава Васы от первого брака с немкой Катариной Саксен-Лауэнбургской. Младшим сыновьям (от второго брака) были пожалованы новообразованные герцогства — неотъемлемые автономные части страны.

Как и для Дании, середина XVI в. стала для Швеции временем экономического подъема. В хозяйственной политике Густава Васы присутствовали черты меркантилизма: стимулирование производства и экспорта. Однако в данном случае задачей являлся не только приток денег (обычная цель меркантилистской политики), но и обеспечение страны натуральными продуктами. «Деньги, — говорил король, — я могу чеканить и сам». Густав I стимулировал внутреннюю колонизацию — освоение пустошей, расчистку лесов. Основывались города, в частности возник Хельсингфорс (Хельсинки). В духе времени король стремился, чтобы коммерческая деятельность сосредоточилась в полноправных торговых городах; окончательно запретил незаконную сельскую торговлю вне установленных мест (ландсчёп).

В последние годы Густава Васы (и еще более после его смерти) в Швеции обозначились резкие противоречия между герцогами — сыновьями короля, с одной стороны, и «королевскими родичами» — с другой. Эти «родичи», к которым относился и род Стуре, получили множество ленов. И герцоги, и «королевские родичи» составили после смерти Густава Васы опасную конкуренцию взошедшему на престол Эрику XIV.

Стевен ван дер Мелен. Портрет короля Швеции Эрика XIV. 1561 г. Национальный музей, Стокгольм

Новый король, в свою очередь, стремился противодействовать герцогам, упразднить автономию их владений. В связи с этим он опирался на «королевских родичей», жаловал им титулы графов и баронов. При их поддержке Эрик XIV созвал в 1561 г. риксдаг. Там было принято постановление, ограничившее самостоятельность герцогств, ставившее их под контроль короля. Как следствие, обострились отношения с герцогом Юханом, обособившимся в своем герцогстве Финляндии и вдобавок женившемся на католичке — польской принцессе Катарине Ягеллонке, сестре короля Сигизмунда Августа. В 1563 г. на очередном риксдаге герцог Юхан был обвинен в измене. Опираясь на это постановление, Эрик XIV потребовал от Юхана повиновения королю. В ответ герцог начал военные приготовления. Эрик XIV, опередив его, осадил Або (Турку), где находился Юхан, взял того под стражу, доставил в Швецию и подверг заключению.

Следствие по делу герцога Юхана было поручено Верховной комиссии (Hoga namnden). Это был послушный судебный орган, зависевший от короля и выносивший угодные монарху приговоры. За шесть лет (между 1561 и 1567 гг.) этот суд приговорил к смерти более 300 человек за должностные злоупотребления, измену и хулу на короля.

Кульминация деятельности Верховной комиссии наступила, когда возник конфликт между Эриком XIV и его бывшими союзниками, «королевскими родичами» — аристократами из семейств Стуре, Лейонхувудов, Стенбоков, Банеров. Король считал, что эти аристократы интригуют против него. Весной 1567 г. многие из них были брошены в тюрьму и преданы суду. Чтобы придать приговору видимость общественного постановления, Эрик XIV созвал риксдаг и огласил обвинение. Но ждать ответа монарх не стал. 24 мая 1567 г. он посетил заключенных и повел речь о примирении. Внезапно король вонзил кинжал в руку одного из узников — Нильса Стуре. По этому сигналу стражники убили почти всех обвиняемых дворян. Король спешно покинул темницу, скрылся в лесу и на время лишился рассудка. В течение нескольких месяцев он не мог вести дела, воображал, что свергнут и взят под стражу.

Причины расправы («убийства Стуре») и вообще оценка Эрика XIV являются предметом дискуссий. Их итог таков: Эрик XIV был противоречивым человеком — способным, но неуравновешенным, мнительным. На его душевном состоянии, вероятно, отразилась жестокая политическая борьба. Проводя в целом умную политику, он все же подчас терял чувство меры и реальности. К тому же, увлекаясь астрологией, король нередко основывал действия на предсказаниях звездочетов, а это было чревато роковыми последствиями. Само «убийство Стуре» было вызвано политико-династической борьбой. Король боялся (возможно, не без оснований), что недруги хотят истребить род Густава Васы и упразднить наследственную монархию. Поэтому он сам уничтожил соперников, в частности отпрысков Стуре, которые как наследники средневековых регентов могли претендовать на власть.

После «убийства Стуре», пока у короля был помутнен рассудок, Швецией правил риксрод. Герцог Юхан был освобожден. Ответственность за расправу возложили на королевского советника Йерана Перссона.

Еще не восстановив здоровье, Эрик XIV вступил в брак с любовницей — Карин Монсдоттер, девушкой из простонародья, вскоре родившей сына. Младшие братья, герцоги Юхан и Карл, немедленно подняли восстание, овладели Стокгольмом и казнили Йерана Перссона. Эрик XIV был свергнут и заключен в замок, где и умер (возможно, был убит). Королем стал Юхан.

Новый монарх — Юхан III (1568–1592), опираясь на аристократию, утвердил и расширил ее привилегии. Графы и бароны получили значительные владения. Но все же Юхан III нарушал обязательства в отношении дворян, в частности при введении экстраординарных налогов.

Тем временем достиг совершеннолетия Карл — младший сын Густава Васы, получивший герцогство в Центральной Швеции. Сначала отношения Карла с Юханом III были дружественными. Но затем возникли противоречия — отчасти религиозные: Юхан III был сторонником уступок католицизму, а герцог Карл последовательным лютеранином. Основное противоречие являлось политическим: Карл добивался самостоятельности своего герцогства, опираясь на местных дворян и давая им привилегии.

Вскоре возник вопрос о персональной унии Швеции и Польши: наследник престола Сигизмунд (III), сын Юхана III и Катарины Ягеллонки, был избран и на польский трон. Тогда, после смерти Юхана III, уже герцог Карл сблизился с риксродом. В 1593 г. на соборе в Уппсале Государственный совет, духовенство и дворянство упразднили уступки католицизму, сделанные при Юхане III. Аристократы-интеллектуалы Эрик Спарре и Хогеншильд Бьельке обосновали незыблемость дворянских привилегий — даже в условиях наследственной монархии. В конце концов Сигизмунд утвердил дворянские кондиции, признал решения уппсальского собора 1593 г., обязался блюсти законы. Было решено, что Швецией во время отлучки короля будет править Государственный совет под председательством герцога.

Но полномочия герцога и совета оказались ограниченными: не разрешалось издавать указы, созывать риксдаг. Дворян не устроила и реальная политика Сигизмунда, назначившего на ключевые должности своих приближенных. И вскоре Карл был провозглашен регентом Швеции и созвал риксдаг. Применив испытанное старинное средство — угрозу отречения от власти — Карл добился, что риксрод утвердил его в должности правителя. Затем он повел борьбу против короля, переросшую в военный конфликт, который завершился победой регента, ставшего королем Швеции Карлом IX. В 1604 г. шведская корона была закреплена за его потомками.

 

Поиск

Поделиться:

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru