ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

НИДЕРЛАНДЫ В XVI ВЕКЕ

НИДЕРЛАНДЫ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVI ВЕКА

Верховная власть над Нидерландами с 1482 г. принадлежала государям из дома Габсбургов. В начале XVI в. правителем Нидерландов был Филипп Красивый (до 1506 г.), затем его сын Карл Габсбург (с 1519 г. император Карл V).

Практически же страной управляли наместники (генеральные статхаудеры), родственники правителей: в 1507–1530 гг. — Маргарита Австрийская, тетка Карла V, в 1531–1555 гг. — Мария Венгерская, его сестра. Они действовали в интересах династии, поэтому Нидерландам приходилось выделять деньги на военные кампании Габсбургов и выступать в роли плацдарма для ведения военных действий. При наместнике существовал Государственный совет, в котором состояли виднейшие дворяне Нидерландов.

Все нидерландские земли в 1512 г. были объединены в так называемый Бургундский округ империи, куда входило также графство Бургундия (Франш-Конте). Прежняя политическая независимость герцогств, графств и епископств была ликвидирована, они превратились в провинции единого государства.

К нидерландским землям, которые перешли к Габсбургам в качестве «бургундского наследства», Карл V путем мирных соглашений и захватов присоединил еще несколько областей: в 1524 г. Фрисландию, в 1528 г. епископство Утрехтское, а также отделившуюся от него область Оверэйссел, в 1536 г. Гронинген и Дренте, в 1543 г. Гелдерн. В итоге в Бургундский округ вошли 17 провинций: герцогства Брабант, Лимбург, Люксембург, Гелдерн; графства Фландрия, Артуа, Геннегау (Эно), Голландия, Зеландия, Намюр; сеньории Фрисландия, Мехелен, Утрехт, Оверэйссел, Дренте, Гронинген, Лилль (с Дуэ и Орши). В дальнейшем Бургундский округ мог наследоваться только в нераздельном виде, что и было закреплено Прагматической санкцией 1549 г.

В каждой провинции был статхаудер (наместник), обладавший значительной военно-административной властью. Статхаудер подчинялся наместнику императора в Нидерландах. В то же время важную роль продолжали играть Генеральные штаты. Они представляли, главным образом, интересы дворянства и богатого купечества. Генеральные штаты имели право утверждать налоги, решать вопросы о мире и войне, организовывать сословные суды.

В каждой провинции действовали Провинциальные штаты, вотировавшие налоги на местном уровне, а также провинциальные административносудебные и финансовые учреждения. Сохранялось и самоуправление в городах. Каждая провинция или город имели свои особые вольности, привилегии и автономию.

В период правления Карла V Нидерланды оставались одной из самых богатых стран Европы, передовой в экономическом отношении, и давали 45 % доходов в казну империи. Вхождение в империю Габсбургов обеспечивало стране определенные преимущества, особенно в области торговли.

Самой важной отраслью хозяйства было производство шерстяных тканей. Но в первой половине XVI в. здесь оживилось также производство специализированных товаров и предметов роскоши, ориентированное на экспорт.

Провинции Нидерландов не были однородны в хозяйственном отношении. Быстрее всего развивались Фландрия и Брабант, богатейший город которого Антверпен к середине XVI в. стал первым портом Европы, центром мировой торговли и кредита. Но и прежние экономические центры Фландрии и Брабанта не пришли в полный упадок. В них стали развиваться новые отрасли ремесла — производство плюша в Брюсселе, полотна в Генте, Ипре и Куртре. Во многих городах Фландрии и Брабанта процветало кружевное дело.

Северо-западные провинции, Зеландия и Голландия, экономически уступали Фландрии и Брабанту. В них развивались производство шерсти, маслоделие, пиво- и мыловарение. Важнейшее место занимали рыболовство (лов сельди и ее засол), торговля, судостроение. Последнее составляло основу, на которой зиждилось не только рыболовство, но также и заморская, и в значительной степени внутренняя торговля по рекам и каналам.

Торговые города Северных провинций не могли сравниться с блистательным Антверпеном, но в сумме составляли для него мощное дополнение, а иногда и сильный противовес. С распадом Ганзейского союза к голландским портам, в частности к Амстердаму, перешли торговля хлебом и ловля сельди на Балтике. В XVI в. Голландия, получив право свободного провода своих судов через пролив Зунд, стала монополистом в торговле этого региона.

Таким образом проявлялась явная разнонаправленность торговых интересов нидерландских провинций: северные области имели более прочные связи с Прибалтикой и Северной Европой, южные — с Испанией и Средиземноморьем.

Земледелие господствовало в юго-восточных провинциях Нидерландов — Люксембурге, Геннегау, Артуа, Намюре, где имелось многочисленное дворянство и во многом господствовали феодальные отношения. Следует отметить, что при всей динамике развития ремесел и торговли, в хозяйственной жизни Нидерландов аграрный сектор сохранял важнейшее значение, отмечался рост товарности сельского хозяйства, увеличение капиталовложений в сельскохозяйственное производство (особенно в экономически развитых областях страны, где отмечался рост вложений в культивирование технических культур). Мясо, скот, молочные продукты шли на экспорт, за счет импорта покрывался недостаток зерновых.

В целом, в первой половине XVI в. экономика была на подъеме. Тем больше недовольства стала вызывать внешняя и финансовая политика Карла V. Налоговые поборы опустошали казну провинций, вынужденных оплачивать войны Габсбургов. Невнимание имперских властей к насущным интересам Нидерландов, централизация страны, часто проводившаяся без учета исторических и национальных традиций столь отличавшихся друг от друга провинций, а также последствия происходивших в стране социально экономических изменений (хозяйственный упадок отдельных городов, свертывание некоторых отраслей производства, непрерывный рост цен) — все это создавало почву для острых социальных конфликтов, которые вскоре вылились в открытое противостояние.

Социальная борьба, вспыхнувшая в Нидерландах в первой половине XVI в., тесно переплеталась с Реформацией. Влияние учения Лютера достаточно быстро (с 1518 г. или даже с конца 1517 г.) проявилось в стране, где существовали и социально-экономические, и идеологические предпосылки для развития Реформации. Для борьбы с еретиками Карл V ввел в Нидерландах инквизицию по образцу испанской, ас 1521 г. начал издавать “плакаты” (императорские указы) против еретиков, которые предусматривали жестокие наказания вплоть до казни. В 1522 г. был учрежден инквизиционный трибунал по борьбе с ересью.

С середины 20-х годов XVI в. в Нидерландах наряду с лютеранством распространялись более радикальные реформационные учения, прежде всего анабаптизм, сочетавший религиозно-мистические представления с радикальными социальными требованиями всеобщего равенства. Некоторые анабаптисты открыто призывали к насильственному свержению существующего строя. Особенно широко движение охватило Северные Нидерланды. В 1534–1535 гг. там прошла волна выступлений анабаптистов. Самые решительные устремились в Вестфалию на помощь анабаптистской Мюнстерской коммуне, в организации которой важную роль сыграли нидерландцы Ян Матисен и Иоанн Лейденский. В свою очередь, из Мюнстера тайно велась подготовка всеобщего восстания в Нидерландах. Весной 1535 г. в Северных Нидерландах собрались большие силы анабаптистов, готовые двинуться на помощь Мюнстеру. Но власти предотвратили поход и подавили выступления анабаптистов в Нидерландах. К 40-м годам XVI в. их учение эволюционировало, оформившись в непротивленческое течение баптизм.

Одним из самых ярких эпизодов социально-политической борьбы в Нидерландах в первой половине XVI в. стало Гентское восстание 1539–1540 гг. во Фландрии, вызванное политическими и религиозными притеснениями. В результате многомесячной борьбы власть в городе перешла в руки городского плебса и окрестной сельской бедноты. Только после того как в феврале 1540 г. в город вошли войска во главе с Карлом V, восстание, к тому времени уже распространившееся на значительную территорию провинции, было подавлено. Гент был обложен огромной контрибуцией. Карл V издал указ, известный как Конституция Карла V 1540 г. и лишавший города Фландрии политической власти и самоуправления. Борьба за возвращение утраченных привилегий, т. е. фактически за отмену Конституции 1540 г., станет одной из причин освободительной войны, которая во второй половине века охватит и все нидерландские провинции.

После подавления движений лютеран и анабаптистов в Нидерландах стало быстро увеличиваться число кальвинистов. И если более умеренное лютеранство получило распространение в основном среди оппозиционно настроенного дворянства и патрициата, то кальвинизм нашел своих сторонников в наиболее радикальных слоях общества: широкой бюргерской среде, городской и сельской бедноте, хотя руководящая роль в движении принадлежала городской буржуазии.

Остававшаяся верной императору часть нидерландского дворянства, занимавшая важные посты в государственном управлении, держалась католицизма. Преимущественно католическим оставалось и крестьянство.

Правительство не желало мириться с инакомыслием и ужесточало наказания еретикам. В 1550 г. появился «плакат», получивший название «Кровавый указ»: запрещалось читать, хранить и распространять произведения Лютера, Кальвина и других реформаторов. Но, несмотря на репрессии, властям все труднее было противостоять стремительному распространению кальвинизма, быстро вытеснявшего здесь все другие реформационные учения.

НАЧАЛО ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ

После отречения в 1555 г. Карла V от престола 17 нидерландских провинций и Франш-Конте (как и Испанию с ее колониями, и владения в Италии) унаследовал его сын Филипп II. Важнейшей частью своего государства он считал Испанию, а на Нидерланды смотрел прежде всего как на главный источник денежных средств, необходимых ему для активной внешней политики, не имевшей ничего общего с интересами нидерландских провинций. Филипп II занял еще более непримиримую позицию в отношении нидерландского сепаратизма, нежели Карл V. Невзирая на традиционную обособленность провинций, их вольности и привилегии, Филипп II начал вводить здесь новые порядки, сосредоточив всю власть в стране в руках преданных монарху членов Государственного совета.

Благосостояние Нидерландов в это время несколько пошатнулось, поступления в испанскую казну сократились. Одной из главных причин являлся кризис цехового ремесла, в противовес которому начинало широко развиваться мануфактурное производство в деревнях и новых городских центрах. Но новые предприятия вырабатывали более дешевые и грубые шерстяные ткани, и фламандские сукна стали уступать рынок английским. Одновременно сказывались и последствия революции цен, а также неурожай и голод 1556–1557 гг. Современники, не видя настоящих причин ослабления экономики и ухудшения условий жизни, приписывали все это новым методам управления испанских властей. С точки же зрения испанцев, основной причиной сокращения нидерландских доходов было распространение ересей. Решив искоренить кальвинизм, Филипп II укрепил в Нидерландах власть Католической церкви; более активно стала действовать инквизиция.

В начале своего правления Филипп II старался не ссориться с нидерландской знатью. Виднейшие ее представители были приглашены к участию в Государственном совете, а двое из них назначены статхаудерами важнейших провинций. В 1559 г. молодой дворянин Вильгельм Оранский (1533–1584), из династии Оранских-Нассау, стал статхаудером провинций Голландия, Зеландия и Утрехт, граф Эгмонт — статхаудером Фландрии.

Хотя политика Филиппа II в Нидерландах затрагивала интересы различных слоев населения, протестные настроения раньше всего возникли среди представителей местного дворянства. Центром оппозиции стали Генеральные штаты. Нуждаясь в значительных субсидиях, Филипп II в 1559 г. приказал созвать Генеральные штаты. Взамен представители нидерландской знати потребовали вывести из страны испанские войска, вернуть управление местным властям и отменить инквизицию. Ответ короля был резок и не содержал каких-либо обещаний.

Постепенно вокруг Вильгельма Оранского и графа Эгмонта сгруппировались дворяне, убежденные в том, что интересы Нидерландов приносят в жертву Испании. Нидерландская знать стала добиваться устранения испанцев из Государственного совета, предоставления высших должностей местным дворянам. И дворяне, и представители городов негодовали по поводу использования финансовых средств страны для военных действий Испании против Франции. Вызывало возмущение и то, что король прислушивался к мнению своего советника кардинала Гранвеллы, ставшего объектом всеобщей ненависти, а не более рассудительной наместницы Маргариты Пармской. В 1563 г. аристократическая оппозиция потребовала отставки Гранвеллы. За ее выступлением последовал протест мелкого дворянства: 300 представителей низшей знати подали наместнице прошение, добиваясь восстановления вольностей страны, отмены или смягчения «плакатов» против еретиков. Под их давлением король отправил Гранвеллу в отставку.

Не видя существенных изменений в политике испанских властей, оппозиционное нидерландское дворянство в 1565 г. образовало союз «Компромисс» («Соглашение»), объединивший около 500 человек. В течение 1566 г. участники союза дважды подавали Маргарите Пармской петиции с изложением своих требований, но ответа не получили. Участников союза, одевавшихся достаточно скромно, придворные наместницы презрительно называли «гёзами» (фр. «нищие», «оборванцы»). Прозвище было подхвачено оппозиционерами, которые подчеркивали, что они «верны королю до нищенской сумы».

Число кальвинистов росло, и их сопротивление Католической церкви стало более организованным. В августе 1566 г. во Фландрии вспыхнуло иконоборческое восстание. Толпы кальвинистов разрушали католические храмы и монастыри, разбивая статуи святых и уничтожая иконы. Осенью движение уже охватило Брабант, Голландию, Зеландию и Утрехт. В последних трех провинциях оно приобрело наибольший размах, а окраинные юго-восточные аграрные провинции затронуло меньше. Руководили им кальвинистские консистории, а местами — дворяне-кальвинисты, члены союза «Компромисс». Восставшие принуждали магистраты заключать соглашения с консисториями, на основании которых в городах вводились свобода кальвинистского вероисповедания и ограничения для католиков.


А. Кей. Вильгельм Оранский. Ок. 1580 г. Рейксмузеум, Амстердам

Маргарита Пармская согласилась пойти на уступки, если народ сложит оружие, отменить инквизицию, смягчить «плакаты» и допустить кальвинистские проповеди в специально отведенных местах. Часть консисторий выступила с призывом повиноваться властям, в движении произошел раскол. Союз дворян, участникам которого обещали амнистию, самораспустился. Дворяне заявили о своей лояльности и повсеместно стали приносить особую клятву на верность Филиппу II. Ослабив, таким образом, движение, испанские власти к весне 1567 г. его подавили. Но решимость Филиппа II смирить непокорные Нидерланды только возросла.

НИДЕРЛАНДСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ ВОЙНА

В августе 1567 г. в Нидерланды во главе 18-тысячного войска прибыл ближайший советник Филиппа II герцог Альба, сменивший на посту наместника Маргариту Пармскую. Перед Альбой, человеком упорным, всецело преданным королю и фанатичным католиком, стояла задача: искоренить ересь в стране и получить от Нидерландов необходимые Испании деньги.

Как только распространилось известие о скором прибытии Альбы, в Нидерландах поднялась волна эмиграции. Тысячи человек покинули страну; эмигрировали в германские владения Нассау Вильгельм Оранский и его брат Людовик Нассауский, не дававшие клятвы верности королю.

По прибытии в Нидерланды герцог Альба тотчас же учредил «Совет по делу о мятежах», прозванный в народе «кровавым советом», и запретил выезд из страны. Аресты, конфискации имущества и казни начались немедленно. В июле 1568 г. в Брюсселе были казнены лидеры оппозиции граф Эгмонт и адмирал Горн. Альба действовал в Нидерландах, как в завоеванной стране: местные органы власти потеряли всякое значение, вольности провинций и городов были ликвидированы. Казнями и террором Альба пытался устранить все препятствия на пути испанской политики в Нидерландах. Но это были лишь подступы к самому главному: решению финансового вопроса. Чтобы получать доходы из Нидерландов, не нуждаясь в разрешении Генеральных штатов, Альба решил ввести в стране постоянный налог по испанскому образцу — алькабалу. По нему предполагалось взимать 10 % с каждой торговой сделки. Под давлением наместника Генеральные штаты вынуждены были дать согласие. Но для Нидерландов, страны торговой, где каждый товар проходил через множество посредников, такой налог был равносилен экономической катастрофе. Поэтому когда в 1571 г. Альба решительно потребовал выплаты алькабалы и других налогов, то доведенное до отчаяния население Нидерландов взялось за оружие. Никакие религиозные притеснения не вызывали такого единодушного отпора, как введение новых налогов.

На помощь горожанам приходили отряды наемников, сформированные на средства дворян-эмигрантов и их сторонников и посланные в Нидерланды Вильгельмом Оранским. Вскоре принц встал во главе этой армии и открыто выступил против Альбы. В окружении принца вынашивались различные политические планы, в том числе включить Нидерланды в состав Священной Римской империи, или же за помощь Франции и Англии в борьбе с Испанией уступить им часть территорий Нидерландов. В то же время дворяне-эмигранты допускали и возможность договориться об изменении испанской политики с Филиппом II, который оставался законным сувереном Нидерландов.

Но военные походы в Нидерланды наемной армии Вильгельма Оранского (в 1568, 1570 и 1572 гг.) закончились поражениями, и наемники были распущены. В это же время борьбу с испанцами вели и народные партизаны, патриоты, которые по аналогии с оппозиционным дворянством стали именовать себя гёзами.

Отряды так называемых «лесных гёзов» при поддержке местного населения действовали на юге в лесах Фландрии и Геннегау. В Северных Нидерландах борьбу против испанцев вели «морские гёзы». Под командованием дворян-кальвинистов и при активной поддержке Вильгельма Оранского они захватывали и топили испанские суда, нападали на порты, доставляли провиант в осажденные испанцами города. Корабли «морских гёзов» базировались в Англии. Однако весной 1572 г., опасаясь конфликта с Испанией, королева Елизавета приказала «морским гёзам» покинуть страну. 1 апреля 1572 г. «гёзы» захватили зеландский город Брилле. Известие о его захвате послужило сигналом к началу всеобщего восстания против испанцев в северных провинциях Нидерландов.

Прибрежные районы страны стали оплотом восставших, и вскоре вся Зеландия и Голландия, кроме Амстердама, оказались во власти «гёзов». Созванные в августе 1572 г. Провинциальные штаты Голландии признали Вильгельма Оранского законным статхаудером Голландии и Зеландии, передав ему верховное военное командование и высшую исполнительную власть в провинциях. Провал собственных планов Вильгельма Оранского и успехи восстания на Севере страны побудили принца перейти на сторону фактически отложившихся провинций. В октябре 1572 г. он прибыл в Голландию и возглавил борьбу против испанцев. Принц полагался на поддержку кальвинистов, хотя и защищал религиозное примирение и веротерпимость. Его целью было изгнание испанцев и объединение 17 провинций Нидерландов в единое свободное государство.

Альба бросил все силы на подавление восстания на Севере: в 1572–1574 гг. испанцы захватили многие города. И только в 1574 г. после блестящей победы голландцев в сражении за Лейден военные действия приостановились.

Провал политики герцога Альбы стал очевидным, и на посту наместника его сменил дон Луис де Рекесенс. Изменилась и тактика испанских властей, они пошли на переговоры с восставшими провинциями. После смерти Рекесенса власть весной 1576 г. перешла к Государственному совету, и Испания уже плохо контролировала управление Нидерландами. К тому же летом 1576 г. в испанской армии, давно не получавшей жалования и продовольствия, начался бунт. Испанские войска двинулись на юг, захватывая и разоряя города. В этих условиях юго-западные и центральные провинции страны вслед за северными выступили против испанцев. 4 сентября 1576 г. в Брюсселе восставшие арестовали членов Государственного совета, ликвидировав последний орган испанского владычества в стране. Власть перешла к Генеральным штатам, быстро сформировавшим армию.

Нидерландская революция

Но после того как 4 ноября испанские войска разграбили Антверпен («испанское бешенство»), южные и северные провинции подписали текст так называемого «Гентского умиротворения» (8 ноября 1576 г.). В нем провозглашалась верность Филиппу II, подтверждалось единство страны, сохранение католической веры в Южных и кальвинизма в Северных Нидерландах. Объявлялась всеобщая амнистия восставшим. Законы, введенные Альбой, и «плакаты» против еретиков отменялись. Мятежные испанские войска были поставлены вне закона.

«Гентское умиротворение» стало компромиссом между католическим дворянством южных провинций и кальвинистами северных. Однако оно не разрешило существовавших противоречий, и, главное, сохранялось подчинение Испании. К тому же интересы южных и северных провинций были слишком различны, и их объединение в целях борьбы против политики испанских властей не могло быть прочным еще и по этой причине.

В ноябре 1576 г. в Нидерланды прибыл новый наместник дон Хуан Австрийский. Несмотря на несогласие принца Оранского, Генеральные штаты вступили с ним в переговоры и в результате подписания в феврале 1577 г. «Вечного эдикта», по которому дон Хуан обязался соблюдать «Гентское умиротворение», признали его наместником. Зеландия и Голландия под давлением Вильгельма Оранского отказались повиноваться дону Хуану. «Вечный эдикт» был нарушен уже в июне того же года, так как дон Хуан намеревался восстановить прежние порядки, урезать права кальвинистов и усилить власть Испании. Поэтому поддержкой в стране он не пользовался. Уехав из Брюсселя, он захватил крепость в Намюре и выступил против войск Генеральных штатов.

Действия наместника вызвали раскол среди нидерландского дворянства и новый подъем социально-политической борьбы. В Брюсселе, Антверпене, Ипре и Генте оборону городов возглавили кальвинистские консистории. Они организовали так называемые «комитеты 18», которые захватили в свои руки городское управление. Комитет Брюсселя выдвинул требования удалить из Генеральных штатов сторонников испанцев, реорганизовать Государственный совет и вооружить народ. Возглавить вооруженную борьбу против наместника Генеральные штаты призвали Вильгельма Оранского. Он прибыл в Брюссель в сентябре 1577 г., и Штаты Брабанта избрали его статхаудером провинции.

В ноябре 1578 г. скончавшегося дона Хуана сменил новый наместник Александр Фарнезе, герцог Пармский. Испанские войска в это время оставались лишь в южных франкоговорящих католических провинциях. В стране шла настоящая гражданская война: нидерландское дворянство стремилось, получив власть, образовать аристократическую республику. Богатое купечество не соглашалось уступать ему первенство. Мелкие торговцы и городская беднота действовали самостоятельно. Вильгельм Оранский пытался балансировать между разными силами. Но многие ему не доверяли и считали недостаточно решительным.

В этих условиях испанцы начали наступление на север. Александр Фарнезе был талантливым полководцем и искусным дипломатом. Играя на разногласиях между городами, провинциями и различными слоями общества, он сумел договориться с католическим дворянством, примирить южные провинции с властью Испании и разрушить союз южных и северных провинций, заключенный в Генте.

По инициативе католического дворянства 6 января 1579 г. валлонские провинции Геннегау, Артуа, Дуэ заключили сепаратный союз с Фарнезе. По месту его подписания в г. Аррасе он получил название Аррасская уния. В течение 1579 г. к ней присоединились Лилль, Орши, Мехелен, Валансьен и некоторые другие города. Аррасская уния предусматривала соблюдение статей «Гентского умиротворения» 1576 г. и «Вечного эдикта» 1577 г., неприкосновенность католицизма, признание суверенитета Филиппа II при условии сохранения привилегий нидерландского дворянства, вывода испанских войск и восстановления прежних политических порядков. Фактически это означало победу Испании в южных провинциях.

Успехи испанцев на юге сделали очевидной неосуществимость общенидерландского союза. Поэтому северные провинции 23 января 1579 г. в Утрехте подписали текст Утрехтской унии. Заключив свой союз, семь северных провинций: Голландия, Зеландия, Утрехт, Гелдерн, Гронинген, Фрисландия и Оверэйссел, — а также отдельные города Фландрии и Брабанта объявили о намерении бороться до победного конца за политическую независимость и свободу вероисповедания. После этих событий «Гентское умиротворение» фактически утратило силу.

РАСПАД НИДЕРЛАНДОВ И СТАНОВЛЕНИЕ РЕСПУБЛИКИ СОЕДИНЕННЫХ ПРОВИНЦИЙ

Заключение Утрехтской унии положило начало образованию нового государства на Севере страны. Но Вильгельм Оранский не сразу поддержал этот союз, так как еще надеялся на присоединение к нему и южных провинций. Все же подписав унию в мае 1579 г., он вступил в переговоры с королевой Елизаветой и герцогом Анжуйским, рассчитывая получить от них военную помощь для борьбы с Испанией.

В июне 1580 г. был опубликован «Бан и эдикт» Филиппа II, в котором он назвал Вильгельма Оранского главным мятежником, заслуживающим сурового наказания. Ответом на эти обвинения стала знаменитая «Апология» Вильгельма Оранского, оглашенная 13 декабря 1580 г. Обращаясь к Генеральным штатам, принц Оранский опровергал обвинения в свой адрес и описывал правонарушения и преступления испанского режима и самого Филиппа II. Исходя из теории монархомахов и опираясь на реформатские государственно-правовые концепции, он заявил о праве на сопротивление вплоть до низложения государей, вставших на путь тирании. Свою деятельность принц рассматривал как служение «интересам народа» и считал, что только решение «народа» может определить его участь. Он открыто заявил о своем неповиновении королю и сам объявил его вне закона.

После нескольких неудачных попыток заручиться поддержкой Франции и Англии, а также поисков нового суверена страны Штаты Голландии, Зеландии и Утрехта в июле 1581 г. принесли присягу Вильгельму Оранскому как своему статхаудеру, наделенному чрезвычайными полномочиями, но обставили это целым рядом оговорок и условий. И только после этого Генеральные штаты заявили, что отныне не признают Филиппа II сувереном. Акт о его низложении как тирана, поправшего обычаи и законы страны, был подписан 26 июля 1581 г. Это был окончательный разрыв северных провинций с Испанией.

Между тем Фарнезе захватил большую часть земель к югу от Рейна вплоть до Антверпена, присоединившегося к Утрехтской унии. Осенью 1584 г. капитулировал Гент, в марте 1585 г. Брюссель, а в августе — Антверпен. Это означало поражение освободительной войны во Фландрии и Брабанте.

Филипп II считал принца Оранского своим злейшим врагом, и после нескольких неудавшихся покушений Вильгельм Оранский в 1584 г. погиб от руки наемного убийцы, подосланного испанцами.

После смерти принца на должность статхаудера в 1585 г. был избран его сын Мориц Нассауский, но Генеральные штаты продолжали поиски нового суверена. Они обратились к Генриху III Французскому, а после его отказа в августе 1585 г. подписали договор о союзе с Англией, предложив королеве Елизавете стать сувереном Нидерландов. Но она отклонила предложение, отправив в Соединенные провинции с войсками графа Лестера, который Штатами в январе 1586 г. был провозглашен наместником, хотя суверена фактически не было.

Лестер не смог занять ключевое положение в управлении Соединенными провинциями. Генеральные штаты ему не доверяли, но и Елизавета не была довольна его действиями. После отъезда Лестера в 1587 г. в Англию Генеральные штаты прекратили поиски нового суверена. В 1588 г. они взяли на себя управление страной, фактически положив начало Республике Соединенных провинций, официального провозглашения которой никогда не было.

Союз северных нидерландских провинций (его конституцией с 1585 г. де-факто была Утрехтская уния) стал именоваться «республикой», так как относился к числу немногих европейских государств, во главе которых не стоял монарх. Создание Республики Соединенных провинций вовсе не означало, что семь провинций были единым целым. Речь шла скорее об объединении на основе федерации с общими органами управления, где заседали депутаты от каждой провинции. Вследствие преобладания провинции Голландии над другими Республику Соединенных провинций за ее границами стали часто называть Голландией.

После заключения Утрехтской унии кальвинистская церковь стала основной церковью Соединенных провинций, а с 1586 г. — официальной, хотя лишь 1/10 часть населения была привержена кальвинизму, большинство же составляли католики. Но безопасность гарантировалась представителям любой конфессии.

В северных провинциях складывалось государство нового типа, главную роль в нем играли города, оттеснившие на второй план и лишившие участия в государственном управлении деревню. Всю власть в городах держал в своих руках небольшой слой богатейших купеческих семей. Городские советы состояли из 30–40 избранных пожизненно членов. Депутаты от городских советов составляли Провинциальные штаты, депутаты от Провинциальных — Генеральные штаты. Во внутренних делах каждая провинция пользовалась автономией. Необходимость совместных действий в сфере внешней политики выдвинула на первый план две государственные должности: великого пенсионария провинции Голландия, постепенно сосредоточившего в своих руках все нити управления и занимавшегося финансовыми вопросами и внешней политикой отложившихся провинций, и статхаудера — главнокомандующего военными силами республики. На последнюю должность выбирали обычно представителей дома Оранских-Нассау. Борьба между двумя ветвями власти началась уже при Йохане ван Олденбарневелте, с 1586 г. великом пенсионарии провинции Голландия, сыгравшем важную роль в организации устройства нового государства, и статхаудере Морице Нассауском.

Мориц Нассауский был талантливым полководцем. В 90-е годы XVI в. ему удалось отвоевать временно оккупированные испанцами земли республики, овладеть цепью важных крепостей и перенести военные действия в Южные Нидерланды. Революционно-освободительная борьба Нидерландов против испанцев, начавшаяся в 60-е годы XVI в., завершилась в 1609 г. перемирием сроком на 12 лет. Соединенным провинциям фактически была предоставлена независимость. В 1621 г. война с Испанией возобновилась в рамках Тридцати летней войны. Долгое время военные действия велись с переменным успехом, но в конце концов Испания потерпела поражение и вынуждена была официально признать государственную независимость Соединенных провинций по Мюнстерскому миру, ставшему составной частью договорной системы Вестфальского мира 1648 г. (см. об этом в главе, посвященной Нидерландам XVII в.)

Вестфальский мир положил конец периоду, который в современной нидерландской историографии, как правило, называется Восьмидесятилетней войной — 1568–1648 гг. Он характеризуется как восстание в Нидерландах против испанского абсолютизма, которое затем переходит в войну за независимость семи северных провинций. Его конец совпадает с завершением общеевропейского конфликта — Тридцати летней войны. Период, предшествующий указанному, — от вступления во владение Нидерландами Филиппа II в 1555 г. до подавления иконоборческого восстания и карательной экспедиции Альбы в 1567 г. — выделяют как начальный этап борьбы Нидерландов против Испании.

Первым историческим сочинением о восстании Нидерландов против Испании стала книга «Бельгийская и нидерландская история нашего времени». Ее автором был Эмманюэль ван Метерен (1535–1612), богатый купец, с 1583 г. глава нидерландской купеческой корпорации и ее представитель в Лондоне.

В течение всей жизни Метерен интересовался историей борьбы Нидерландов с Испанией и собирал различные сведения и документы о ней. Его дядя, знаменитый картограф А. Ортелий, убедил Метерена переработать собранные материалы в книгу и издать ее. На основе богатой коллекции документов Метерен начал писать хронику событий, а по причине продолжавшихся военных действий в Нидерландах решил издать свой труд в Германии: в 1593–1596 гг. труд Метерена в двух частях был издан на немецком языке в Нюрнберге, а в 1598 г. в Кёльне на латинском. Однако в основу нидерландского издания (1599 г., Делфт) был положен авторский первоначальный вариант. Написанное в стиле хроники сочинение Метерена содержало прежде всего точное изложение событий их современником. По политическим убеждениям кальвинист-республиканец, он рассматривал восстание против Филиппа II как справедливое возмездие тирану и богоотступникам. Важное место в его описании событий занимала героическая борьба нидерландского народа против иноземных угнетателей. Метерен уделил большое внимание роли обществ редерейкеров (риторов) и подробно описал ланд-ювелы (праздничные публичные представления) редерейкеров в Генте в 1539 г. и в Антверпене в 60-е годы XVI в., ставшие своего рода прологом Гентского восстания 1539–1540 гг. и иконоборческих выступлений в Нидерландах в 1566–1567 гг.

В Соединенных провинциях сочинение Метерена сначала было запрещено, поскольку Генеральные штаты опасались, что некоторые высокопоставленные господа после ознакомления с книгой сочтут себя оскорбленными. Но и без патента Штатов новая дополненная Метереном версия все же увидела свет в 1608 г., хотя и с указанием на титуле вымышленных места издания и имени издателя. После смерти Метерена Штаты провинции Голландия поручили занимавшим в то время высокие государственные посты Гуго Гроцию и Жиллю ван Леденбергу внести в труд Метерена «нужные исправления». Так появилось издание 1614 г. «История нидерландцев и их войн на соседних территориях», которое в XVII–XVIII вв. неоднократно переиздавалось, в том числе и на французском и английском языках. Труд Метерена является ценным историческим источником по истории Нидерландской революции XVI в.

В результате Нидерландской революции не только появилось на европейской карте новое государство, Республика Соединенных провинций, но и были созданы в нем все условия для быстрого развития капиталистических форм производства и обмена, расцвета национальной культуры в поистине «золотом» для Соединенных провинций XVII веке.

КУЛЬТУРА И НАУКА НИДЕРЛАНДОВ В XVI ВЕКЕ

Как и в предыдущем столетии, важнейшую роль в нидерландской культуре XVI в. играла живопись. Но под влиянием гуманистических идей и Реформации религиозная живопись в этот период утратила ведущее значение, уступив место развивающимся светским жанрам: портрету, пейзажу, бытовому жанру. В первые десятилетия XVI в. в Нидерландах появился пейзаж как самостоятельный, светский жанр.

Поиски новых выразительных средств, тем и сюжетов проявились в первой трети XVI в. в развитии романизма, основанного на подражании итальянским образцам Высокого Возрождения. Художники-романисты стремились приобщить нидерландское искусство к классической традиции. Они значительно расширили тематику живописи, используя античные и мифологические сюжеты, обратились к проблемам перспективы, сложного движения фигур и построения монументальных композиций. Крупными романистами были Ян Госсарт (ок. 1478–1532), Барент ван Орлей (ок. 1488–1541), Йос ван Клеве (1464 — ок. 1540).

Одного из самых значительных голландских художников первой половины XVI в. Луку Лейденского (1489 или 1494–1533) можно отнести к романистам лишь частично. Художник вошел в историю искусств прежде всего как замечательный мастер резцовой гравюры, хотя он также пробовал свои силы в офорте и много работал в ксилографии.

Демократизм нидерландской живописи выразился в формировании крестьянского жанра и натюрморта, увеличении числа картин бытовой тематики. Повседневная жизнь крестьян, ремесленников и торговцев предстает в творчестве амстердамского художника Питера Артсена (ок. 1508–1575) и его учеников.

Живопись второй половины XVI в. все чаще отражала жизнь простого народа и социальные противоречия эпохи. Наиболее ярко это проявилось у Питера Брейгеля Старшего (1525/1530-1569), именно поэтому получившего прозвище «Мужицкий». Глубоко национальное по форме и содержанию творчество Брейгеля стало итогом развития нидерландской живописи. Брейгель замыкает собой ряд нидерландских живописцев эпохи Возрождения.

Важнейшим явлением духовной жизни Нидерландов стало гуманистическое движение, главным представителем которого был Эразм Роттердамский (1466/69-1536). Хотя Эразм работал в разных странах Европы, именно в его творчестве нидерландский гуманизм нашел свое законченное выражение.

Развитие гуманизма, поддержанное национально-освободительным движением против испанских властей, подготовило расцвет литературы. Во второй половине XVI в. начался подъем светской поэзии, во многом ориентированной на итальянские и французские образцы.

К лучшим произведениям латинской поэзии Нового времени относятся латинские стихи Иоанна Секунда (1511–1536). Славу принес ему сборник лирических стихотворений “Поцелуи”, в котором Секунд мастерски продемонстрировал всю риторическую технику латинской любовной поэзии.

Огромное значение для развитии нидерландской культуры XVI в. имели камеры редерейкеров (или камеры риторов) — риторические общества любителей театра и литературы. Посредством своих произведений редерейкеры активно распространяли нидерландский язык, и в эпоху испанского господства их творчество стало одним из очагов национальной культуры. Они сыграли значительную роль в деле Реформации и подготовки политической оппозиции.

Яркую и злую сатиру на Римско-католическую церковь «Улей святой римской церкви» (1569) создал Филипп ван Марникс тот Синт Альдегонде (1539–1598), писатель и политический деятель, сражавшийся пером и оружием против власти Испании. Марниксу приписывают и авторство изданной анонимно песни «Вильгельмус», ставшей гимном Нидерландской революции.

Огромную роль в становлении нидерландской прозы XVI в. сыграл Карел ван Манд ер (1548–1606), западнофламандский живописец, поэт, историк и теоретик искусства. Ван Мандер одним из первых в стране осваивал новые стихотворные формы (сонет, александрийский стих), переводил произведения античных авторов. Одним из крупнейших памятников нидерландского гуманизма стало изданное Ван Мандером в 1604 г. историко-теоретическое сочинение «Книга художника». Созданное по образцу «Жизнеописаний» Джорджо Вазари и включавшее свод жизнеописаний северонемецких и нидерландских мастеров, это сочинение Ван Мандера и поныне является одним из основных источников для изучения европейского искусства XV — начала XVII в.

В Нидерландах достигает высочайшего уровня искусство книгопечатания. Это связано с именем одного из самых известных типографов и издателей XVI в. Кристофа Плантена (ок. 1520–1589). Его издательство в Антверпене стало крупнейшим в Европе, имея филиалы в Париже и Лейдене. Издания Плантена отличались высоким полиграфическим качеством, красотой шрифта и переплетов, безупречной грамотностью текстов. За 34 года деятельности Плантен выпустил свыше 1600 изданий, главным образом научные труды, а также тексты классиков античности с комментариями ученых, литургические и богословские книги.

В 1581 г. в Лейдене начал свою деятельность Лодевейк Эльзевир (ок. 1546–1617), родоначальник династии самых известных голландских типографов и издателей XVI–XVIII вв. Издательство Эльзевиров существовало до 1712 г. Оно выпустило около 2200 книг, и все они отличались красотой и изысканностью.

В связи с участием Нидерландов в Великих географических открытиях больших высот достигли географическая наука и особенно картография, главными представителями которой были Меркатор и Ортелий.

Выдающийся космограф Герард Меркатор (1512–1594) считается основоположником современной картографии. В 1538 г. Меркатор составил карту «Образ мира», на которой одним из первых показал местоположение южного материка. Затем он приступил к работе над созданием карт земного шара, при составлении которых применил новую картографическую проекцию — «проекцию Меркатора». Именно он предложил термин «атлас» для обозначения набора карт в форме книги (на титульном листе книги было помещено изображение античного гиганта Атласа, несущего на плечах земную сферу).

Абрахам Ортелий (1527–1598), фламандский рисовальщик, гравер, географ, картограф и издатель карт, стал автором первого в мире системного собрания карт четырех континентов и отдельных стран Европы, Африки, Азии и Америки (1570 г.).

Дальние плавания нидерландских купцов и мореплавателей, таких как Виллем Баренц (ок. 1550–1597), не только помогли пополнить список географических открытий, но и значительно расширили сферу знакомства с заморской фауной и флорой, способствовали росту научных знаний в области ботаники и зоологии. Медик и ботаник Ремберт Додунс (1517–1585) представил в своих трудах подробные описания и рисунки растений дальних стран. Более знаменит французский ботаник Карл Клузий (1526–1609, настоящее имя Шарль де Леклюз), который с 1593 г. возглавлял кафедру ботаники Лейденского университета. Он занимался также разведением тюльпанов, которые быстро завоевали популярность и со временем превратились в один из символов страны. Медик и анатом Волхер Койтер (1534–1576) стал одним из основоположников новой науки — эмбриологии.

В конце XVI в. в результате национально-освободительной войны против Испании и успешного завершения Нидерландской революции единство комплекса земель исторических Нидерландов перестало существовать. Вследствие этого и их общая культура утратила прежнюю целостность. В Республике Соединенных провинций и Южных Нидерландах, оставшихся под властью Испании, началось формирование двух национальных культур: голландской (будущей нидерландской) и фламандской (фламандско-валлонской, будущей бельгийской), названных так по ведущим провинциям Севера и Юга нидерландских земель. Отныне каждая из них развивалась самостоятельно.

 

Поиск

Поделиться:

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru