ОСНОВНОЕ МЕНЮ

НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ИСТОРИЯ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

ИНФОРМАТИКА

НОВЫЕ ДОРОГИ В ОКЕАНЕ

Отдаленные участки Мир-Системы Старого Света связывал Индийский океан. В XV в. пришли в упадок объединения аденских купцов карими, на протяжении нескольких веков контролировавших торговлю пряностями, а появление «Золотого флота» грозило превратить Индийский океан в «Китайское озеро». Китайские купцы плавали в этих водах и ранее, теперь за флотилиями многомачтовых джонок (баочуаней) стояла воля императора и мощь Срединной империи.

Китайские экспедиции через Цейлон и Южную Индию шли на Запад, к Красному морю и Африканскому рогу. После окончательного отказа династии Мин от морской экспансии (1433) китайское присутствие в южных морях сохранялось (часто вопреки «морским запретам» императоров), но ограничивалось областями к востоку от Малаккского пролива. Для карими роковыми оказались сложности, возникшие на другом конце пути. Египетские султаны, стремясь покрыть траты на амбициозную внешнюю политику, постоянно повышали торговые пошлины, пока в 1429 г. султан Барсбай не установил монополию на торговлю пряностями, перекрыв доступ в Красное море. Вскоре режим торговли был смягчен, но карими не смогли оправиться.

Морская торговля сулила слишком большие барыши, чтобы долго находиться в упадке, а альтернативный сухопутный путь был затруднен после распада монгольской империи. Место карими заняли гуджаратские купцы, создавшие разветвленную торговую сеть между Аденом и Малаккой. В Адене на индийские корабли грузили слоновую кость, золото и африканских невольников, привезенных через Занзибар, опиум и розовую воду из Леванта, ткани, доставленные венецианцами. Затем корабли шли в Камбей или Сурат, где выгружали большую часть товаров, набирая кипы хлопковых тканей, произведенных гуджаратскими ткачами. Далее, через Каликут или Цейлон, шли в Малакку. Оттуда, передав товары малайским и китайским купцам, возвращались назад, груженые специями и китайскими товарами — шелком и фарфором. В Гуджарате и на Малабарском берегу можно было встретить персов, армян, итальянцев, татар; посетил эти места и Афанасий Никитин. Многократное удорожание товаров, шедших через Египет, сулило еще большее обогащение тем, кто обошел бы султанские препоны. Преследуя эту цель, до Индии в конце века добрались португальцы.

Атлантика еще не стала центром мировой торговли. Однако и здесь в XV в. наметилось оживление. Жан де Бетанкур, нормандский рыцарь на службе кастильского короля, приступил к завоеванию Канарских островов. Покорение местного населения — гуанчей — растянулось на столетие. Конкистадоры применяли к ним все то, что позднее обрушится на индейцев: натравливали вождей друг на друга, уничтожали непокорных. Но, как и в Новом Свете, наибольший урон туземцы понесли от завезенных европейцами микробов. Эпидемия, сократив в десять раз коренное население острова Тенерифе, сломила сопротивление гуанчей (1495).

После захвата Сеуты (1415) португальцы начинают продвижение вокруг Африки. Побочным результатом стало открытие острова Мадейра в 1419 г. Итальянские мореходы знали об острове и раньше, но португальцы начали его колонизацию. С середины XV в. на Мадейре выращивают сахарный тростник. Капиталы генуэзских и фламандских купцов помогли поставить дело на широкую ногу — спрос на «сладкую соль» был огромен. К концу века с Мадейры в Антверпен ежегодно уходило до 70 кораблей с сахаром. Для работы на плантациях сначала привозили преступников, затем чернокожих невольников.

Освоение Азорского архипелага, лежащего более чем в полутора тысячах километров от материка, стало для португальцев школой дальнего плавания в открытом океане. Во второй половине века сюда приглашают фламандских, а позже и французских поселенцев. Именно здесь, собирая сведения о невиданных деревьях и телах людей незнакомой расы, приносимых океаном, X. Колумб уверился в том, что на западе есть населенные земли.

Похолодание XIV–XV вв. привело к исчезновению европейских поселений в Гренландии и к упадку Исландии. Оно же способствовало развитию атлантического мореплавания. Ихтиологи полагают, что похолодание изменило маршруты рыбных косяков, ушедших тогда от берегов Ютландии и Голландии ближе к теплым водам Гольфстрима. Спрос на рыбу в Европе неуклонно повышался — и датские, и голландские рыбаки уходили за треской и сельдью все дальше на север. В XV в. голландские рыбаки научились обрабатывать и засаливать рыбу прямо на кораблях. В отличие от конкистадоров рыбаки держали в тайне свои открытия. Баскские и бретонские китобои давно ходили к Ньюфаундленду, но скрывали свои маршруты. И только датско-португальские экспедиции 70-х годов XV в. в Гренландию (и, вероятно, в Америку) привлекли внимание картографов, что повлияло на идею трансатлантического плаванья в «Китай».

Освоению высоких широт Атлантики и Ледовитого океана способствовала погоня за дефицитными ресурсами. Спрос на меха в Европе увеличивался как из-за похолодания, так и из-за того, что этот предмет престижного потребления находил спрос у все более широкого круга европейцев (прежде всего разбогатевших горожан). На территории Новгородских пятин запасы пушнины заканчивались. Приходилось двигаться все дальше на север, московские князья настойчиво стремились овладеть Вяткой и бассейном рек, впадающих в северные моря, проникнуть на Югру. Нужда в рыбных ресурсах на Руси была не меньшей, чем на Западе, хотя бы потому, что посты были строже. Поморы, обжив берега Белого моря, продвигались дальше на север, на Грумант, ходили вокруг мыса Нордкап, доставив, например, в 1498 г. посла Ивана III Григория Истому в Данию. Поморские кочи двигались не только на север, но и на северо-восток, на Новую Землю, придавая дополнительный импульс миграциям субарктических народов. Но и датско-норвежских, а позже и нидерландских мореходов привлекали воды «Студеного моря». Еще больше чем пушниной они интересовались торговлей моржовым бивнем, которую Иван III стремился поставить под свой контроль. Пределом мечтаний было самое главное сокровище Арктики — «рог единорога» (бивень нарвала), защищавший, как верили, от любого яда.

В Тихом океане сеть коммуникаций к XV в. интенсивно развивалась лишь в той его части, которая омывала Азию. В Океании уже завершился процесс полинезийской колонизации удаленных островов. Последние волны переселенцев (около XII в.) достигли Новой Зеландии, острова Чатэм, Гавайского архипелага и острова Пасхи. Природа жестко ограничивала здесь возможности социального развития. Там, где такие условия все же имелись, процесс политогенеза зашел далеко — складывалась своеобразная «островная империя» Тонга, на Гавайях существовало несколько конкурирующих «королевств», возникали сословия или касты.

Плавали ли полинезийские пироги и катамараны к берегам Америки? Помимо легенд и сходства элементов материальной культуры индейцев и полинезийцев, доказательством прямых контактов служит культивирование полинезийцами сладкого картофеля (батата), произраставшего в Южной Америке. Батат не мог быть занесен на острова морским течением (клубни не выдерживают пребывания в соленой воде). Археологи недавно нашли в Чили кости куриц полинезийской породы, датируемые XIV — началом XV в.

Согласно легендам индейцев кечуа, завоеватель Тупак Инка Юпанки в 80-х годах XV в. отправил эскадру бальсовых плотов в океан. После длительного плавания индейцы вернулись, привезя темнокожих людей. Некоторые исследователи считают, что инки достигли острова Пасхи, другие полагают, что «темнокожими» могли быть не полинезийцы, более светлые, чем индейцы, а меланезийцы Соломоновых остров (удаленных на 10 тыс. км от побережья Перу). Скептики говорят о посещении необитаемых Галапагосских островов, где нашли индейскую керамику. В самом факте океанских плаваний инков никто не сомневается, ведь Тупак Юпанки сокрушил могущество богатой страны Чиму, напав на нее с моря.

Отметим, что при всей разнокалиберности перечисленных явлений все они были беспрецедентны: впервые европейцы заселяли острова Атлантики, впервые русский купец достиг Малабарского берега, впервые китайский император направил морские экспедиции такого масштаба, впервые правители американской империи устремились в Тихий океан. Даже в доколумбовой Америке по непонятным нам причинам история ускоряет свой бег. В Южной Америке прежде не возникало таких огромных империй, как государство инков. За сто лет экспансии империя «детей солнца» поставила под контроль территорию свыше двух миллионов квадратных километров. Страна была покрыта сетью дорог, функционировала эстафетная курьерская служба, с ее помощью распоряжения передавались со скоростью до 400 км в день, действовала строгая система учета, от которой нельзя было скрыть и пары сандалий. Возможно, что империя ацтеков, тогда же достигшая пика могущества, не была самым крупным образованием, когда-либо созданным на территории современной Мексики. Но экономический подъем, расцвет густонаселенных городов, развитие сложных религиозных систем, сопровождавшихся своеобразной философской рефлексией и достаточно развитой летописной традицией, не имели прецедентов.

Высокая динамика развития в XV в. не была, как видим, монополией Запада. Связать каузальной цепью трансформации обществ Старого и Нового Света мы не можем, но для большей части Мир-Системы это реально. Напомним, что в предыдущем томе, поставив задачу синхронизации изменений, происходящих в мире за этот период, мы увидели, что пояс цивилизаций, растянувшийся от Западной Европы и Северной Африки до Дальнего Востока, находился в таком взаимодействии, при котором серьезные изменения на одном участке так или иначе сказывались на состоянии других его частей. Этот пояс мы обозначили как средневековую Мир-Систему.

 

Поиск

Поделиться:

ФИЗИКА

ХИМИЯ

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru